среда, 30 июля 2008 г.

Филипп Кузьмич Миронов 6

Орган, который проводил бы указанную политику в жизнь и направлял бы работу, ни в коем случае не должен быть многочислен ным. При нынешних условиях один ответственный и отвечающий требованиям человек предпочтительней коллектива. Но если коллек тив неизбежен, то во всяком случае он не должен превышать трех человек. Для Донобласти совершенно необходимо, чтобы организацию возглавляли товарищи с русскими фамилиями.
Член РКП(б) В.Трифонов РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.65. Д.34. Л.85—89. Подлинник с авторской
правкой. Машинописный экз.
1* Доклад В.А.Трифонова был заслушан на заседании Оргбюро
ЦК РКП(б) 5 июля 1919 г. (см. док. 164). 2* См. док. 135, 136. 3* Так в тексте. 4* См. док. 88.
148 Записка по прямому проводу Л.Д.Троцкого зам. председателя РВСР Э.М.Склянскому по поводу возможного назначения Ф.К.Миронова
командиром Экспедиционного корпуса
139/сг. Воронеж
11 июня 1919 г.
12 час. 18 мин.
По прямому проводу.
Секретно.
Сокольников настаивает [на] назначении Миронова командиром Экскорпуса. Не возражаю, снеситесь с Серпуховым. [В] положитель ном случае вызвать Миронова немедленно.
Предреввоенсовета Республики Троцкий РГВА. Ф.33988. Оп.2. Д.72. Л.318. Расшифровка.
149 Приказ командующего Западным фронтом Д.Н.Надежного Ф.К.Миронову о срочном выезде на Южный фронт
3541/on
г. Смоленск 13 июня 1919 г. 24 часа
Примите крайне срочную телеграмму и немедленно доложите ее командующему армией Миронову.
208
Могилев, врид командарму Миронову; копия — Серпухов, нашта реввоенсовет Костяеву
Согласно телеграммы наштареввоенсовета 13 июня 2917/оп* Вы назначены в распоряжение командюжа для командования ар мией или командования экспедиционными войсками на Южфронте. А Главком приказал командировать Вас к месту назначения в шестичасовой срок. Ввиду сего приказываю: немедленно сдать армию наштарму Новикову и выехать в указанный срок. Распоря жение о предоставлении Вам экстренного поезда отдано. О выезде донесите.
Комзап Надежный
Член Реввоенсозапа Позерн
РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.61. Телеграфная лента.
* Окончательно это назначение было оформлено приказом РВСР
114 от 21 июня 1919 г.
150 Письмообращение Ф.К.Миронова к красноармейцам о дисциплине
13 июня 1919 г.
Товарищ красноармеец!
Председатель Революционного военного совета Троцкий в теле грамме от 8 мая за 1493, между прочим, говорит, что в одной из красных армий наблюдается: "...Крайне плохой порядок, массовое дезертирство, самовольный уход с позиций, невыполнение приказов, мародерство, погромы"...
Я знаю еще такие случаи:
"Красноармейцы поддаются антисемитской агитации!"
"Вследствие сильной усталости, недостатка обуви и белья настро
ение падает... и т.п." "Большая часть людей без сапог, которые они побросали во время отступления"...
Товарищ красноармеец! Врагбелогвардеец надвинулся со всех сторон, враг напрягает все силы, враг, пользуясь вышеприведенными нашими недостатками, — теснит нас!
И если теперь же не принять решительных мер против этой разнузданности и распущенности в рядах Красной Армии — "земле и воле" грозит тягчайшее испытание.
Таково мое мнение, так думаю я!
Скажи, красноармеец, как думаешь ты?
Нужно ли с этим бороться, и если нужно, то скажи как?!
Если немедленно не станем с этим бороться, если не возьмем себя и друг друга в руки, то снова осуществятся слова князя Воехотского135.
209
"Здесь мужику, что вышел за ворота, Кровавый труд, кровавая борьба: За крошку хлеба капля пота — Вот в двух словах его судьба! Его удел — безграмотство, беспутство, Убожество и чувством, и умом, Его узда — налоги, труд, рекрутство, Его утеха — водка с дурманом."
Гражданин красноармеец, я спрашиваю тебя от лица революции:
Возможны ли в свободной стране, первой в мире социалистичес кой республике антисемитские и погромные агитации?!
Возможно ли, чтобы солдаты Красной Армии, носители и защит ники идеи равенства и братства, совершали еврейские погромы?!
Допустимо ли, что красноармеец, солдат народной армии, отка зался идти на позицию и самовольно ее оставлял?!
Допустимо ли, чтобы красноармеец в борьбе за свои интересы, в борьбе за землю и волю, за светлое будущее своего потомства и человечества роптал на недостаток обуви, одежды и т.п. лишения, зная, что страна переживает острый кризис во всем?!
И на все эти вопросы у меня и всякого честного гражданина ответ будет один: нет, нет, тысячу раз нет!!
Я знаю, что значит эксплуатация чужого труда, потому что про шел эту жизненную школу, отдавая молодые силы на службу бур жуазии за "насущный кусок хлеба". Я получал 1 руб. в месяц, получал 3 руб. в месяц, получал 8 руб., но за это должен был отдавать от 10 до 12 час. в сутки. Я получал 20 руб. в месяц, но за это от меня требовали работы от 15 до 17 час. в сутки.
Вот почему я не хочу согласиться с князем Воехотским, с судьбою, которую он хочет снова навязать моим детям.
Я знаю, товарищи, что значит кабала, что значит быть в молчании, не имея права голоса даже в то время, как на тебя надевают хомут и когда тебе исполняется 22 года. Вот поэтомуто я имею право снова поставить тебе, товарищ красноармеец, следующие вопросы:
Прав ли князь Воехотский, что твоя судьба (заключается) в двух словах: "Кровавый труд, кровавая борьба... за крошку хлеба?"
Прав ли князь Воехотский, что твой удел: "Безграмотство, беспутство, убожество и чувством, и умом?"
Прав ли этот князь, что на тебя нужна снова узда в виде "налогов, труда, рекрутства (солдатчины)"?
Прав ли этот князь, что ты больше "водки с дурманом" никакой утехи не знаешь, не можешь понять и пережить?
Я не верю князю Воехотскому! Народ, совершивший величайшую революцию; народ, сбросивший со своих плеч гнет царя, генерала, помещика, капиталиста, попа и кулака, способен и на дальнейшие подвиги героизма и революционной борьбы.
Но!!! Вот если ты, гражданин красноармеец, это "но" перескочешь — ты перешагнешь тогда все!
Надеюсь и убежден, что это письмо товарищи красноармейцы обсудят в одиночку, обсудят кучками, обсудят взводами и ротами и свои ответы пришлют мне, чтобы я мог судить, как поднять дисцип
210
лину в частях и с помощью этой дисциплины совершить такие же подвиги в борьбе с мировой контрреволюцией, какие выпали на мою долю со славною 23ю пехотною дивизиею на Южном фронте, в какой действительно была железная дисциплина.
Товарищи красноармейцы, сознайте, пора уже сознать, что армия без дисциплины быть не может, что победы совершает не человек, а дисциплина. Пора себя взять в руки и научиться меньше рассуждать, а больше делать, ибо этого в данный момент повелительно требует революция. Теперь не время самоволию, за которым идет рабство. Я уже старый человек, но я согласен, временно, так подчинить себя требованиям дисциплины, чтобы от моего "Я" ничего не оставалось в минуты служебного выполнения долга и боевых приказов. Я знаю, что, лишив себя на время воли и сверхволи, в будущем буду вознагражден за временное самолишение и революционное терпение высшею награ дою: действительною свободою, которой никто уже угрожать не будет и которая благословит меня на мирный труд.
Проникнитесь, товарищи красноармейцы, следующими строками:
"Счастлив тот, кто умеет летать,Не боясь ни тумана, ни бури,Счастлив тот, кто умеет взирать,Не боясь блеска ясной лазури.Счастлив тот, кто взлетая высокоНе боится, что может на землю упасть,Счастлив тот, кто увидя врага недалеко,Не боится, что может в его сети попасть.Счастлив тот, кто за лучшую долю народаМожет смелое слово сказать,Счастлив тот, кто за свет и свободуГотов жизнь свою, душу отдать.Тому, кто боролся за правое дело,Хоть и много пришлося страдать —Счастлив, всетаки он — если смелоВрагу своему может гордо сказать:Я — вольная птица,Лечу, как хочу, —Высоко иль низко...От земли поднимусь,К небу вольно взовьюсь,И солнце... мне близко..."
Жду же, товарищи красноармейцы, ваших честных красных писем и постановлений, как ответа революционному голосу. И как только получу, так начнем ковать ту "железную дисциплину", о какой все чаще и чаще стали говорить наши красные газеты.
Только с железною дисциплиною мы победим! Только ею! Спешите же с ответами, мои друзья по оружию и идее! Спешите, пока еще не поздно!
Командир Особого корпуса гражданин Ф.Миронов
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.48. Типографский экз. ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.114. Типографский экз.
211
151
Телеграмма РВС Южного фронта с объявлением обращения Ф.К.Миронова к населению о
возвращении его на Южный фронт
1553
15 июня 1919 г.
21 час 14 мин.
Оперативная. Вне очереди.
По всем адресам: Михайловна, Реввоенсовет 9й, УстьМедведиц кий ревком. Передается для немедленного распространения в населе нии всеми доступными средствами нижеследующая телеграмма Ми ронова:
"Прошу объявить населению Михайловки, Староселья, Себрово, Сидоры, а также по реке Медведице о моем возвращении на Южный фронт. Всем, кто служил в рядах Красной Армии, как солдатам, так и казакам, рекомендую уходить при приближении кадет на Рудню— Терсу—Караншевку, где будут все объединены в боевую единицу из оставшихся казаков. Уйти должны те, кто, так или иначе, говорил за сдачу, так как все такие кадетами расстреливаются. Все, кто при занятии хуторов и станиц говорил и агитировал в пользу большевиков, тоже должны уйти, ибо их ждет та же участь. Завтра прибуду в Михайловку для беседы с мобилизованными . Гражданин Миронов. 6385".
Реввоенсовет Южфронта: Гиттис, Колегаев
РГВА. Ф.192. Оп.1. Д.66. Л.64. Копия, заверенная в РВС 9й армии.
152 Приказ армиям Южного фронта о назначении Ф.К.Миронова командующим Особым корпусом
950 г. Козлов 17 июня 1919 г.
Экспедкорпус переименовывается [в] Особый корпус. 8я и 9я экспедивизии переименовываются в 1ю и 2ю дивизии Особого кор пуса с соответственной последующей нумерацией полков.
Особый корпус подчиняется непосредственно Южфронту.
Командэкскор т. Хвесин освобождается от командования с раз решением по сдаче должности воспользоваться месячным отпуском по болезни с оставлением в резерве комсостава Южфронта.
Командующим Особым корпусом назначается т. Миронов на правах командарма.
Тов. Миронову немедленно вступить в командование корпусом,
приняв командование от т. Хвесина. О приеме и сдаче донести137.
Реввоенсовет Южфронта: В.Гиттис, Сокольников, К.Мехоношин, А.Колегаев
РГВА. Ф.6. Оп.4. Д.98. Л.74. Заверенная копия.
212
153 Письмо С.И.Сырцова Центральному Комитету РКП (б)
г. Козлов 17 июня 1919 г.
Копии — председателю Совета Народных Комиссаров т. Ленину, председателю Революционного военного совета т. Троцкому
Уважаемые товарищи!
Пользуюсь случаем, чтобы в бегло набросанном письме дать вам некоторый материал для суждения по вопросу, который сейчас несо мненно занимает ЦК, вопрос о тактике по отношению к Дону.
Критическое, можно сказать без преувеличения, катастрофичес кое положение Южного фронта налагает на ответственные политичес кие организации, причастные к работе фронта, обязанность пересмот реть свою деятельность и деятельность смежных организаций, отме тить некоторые причины поражения138.
Утомительные зимние переходы, эпидемия тифа, бои очень осла били армии Южного фронта, недостаток пополнения, отсутствие от дыха и смены для красноармейских частей, проделавших грандиоз ный переход. Этот переход изумлял наших военных специалистов; неоднократно приходилось слышать из уст кадровых офицеров, офи церов Генерального штаба: "Царская армия при прочих равных усло виях ни за что бы не сделала бы такого перехода". Колоссальное напряжение поддерживалось и стимулировалось успешным наступле нием, но ослабело и сменилось неизбежным упадком при приостановке наступления.
Политическая работа, к сожалению, не только не возрастала пропорционально растущим трудностям, а, наоборот, слабела. В значительной мере это было неизбежно. Освобождение громадной территории требовало для своего обслуживания и советского сотруд ничества массу политических работников. Единственным источником получения этих политработников являлись армии, преимущественно 8я, отчасти 9я. На неоднократные запросы из Москвы получался ответ — резервы исчерпаны, используйте то, что есть в армии.
Была еще другая причина слабости политических работ — бы строе продвижение частей отрывало их от тыловых учреждений, в том числе и политических. Отсутствие регулярной, постоянной, прочной, а главное, живой связи приучало политотделы армий и дивизий заменять ее канцелярской перепиской, эпизодическими формальными, инспектор скими посещениями. Этот бюрократизм помимо воли втягивал в свое болото ответственных политических работников. Забота об официальном благополучии заменила собою действительную живую работу. Политот делы стали конкурировать друг с другом количеством открытых клубов и формально организованных ячеек. Политические сводки пропиты ваются казенным тоном официального оптимизма, и в трафаретных фразах: "работа налаживается", "принимаются меры" тонули угро жающие факты и зловещие признаки разложения.
Роковую роль в деле форсирования процесса разложения оказало соседство украинских частей. Группа Кожевникова, дивизия Дыбенко,
213
13я армия, Махно — все это были соседи, которые заражали дезер
тирством, партизанским духом, антисемитизмом части 8й армии, а
через них и соседние. (Для 10й армии такую роль сыграли дезорга
низованные, не подчиненные Южному фронту части Кавказского
фронта после известного разгрома.)
Это не было секретом для многих. И я лично с тем большим правом
могу сейчас говорить об этом, что еще в начале мая обращал на это
внимание Революционного военного совета Южного фронта. Я прила
гаю здесь копию своей телеграммы, на подлиннике которой значится
резолюция: "К сведению" ([приложение] 1).
Утомление армии, ее численное уменьшение были не единствен ными причинами разложения, такой причиной, несомненно, явилось соприкосновение с кулацкоказачьим населением. Трудно преувели чить значение этого фактора. Красноармейцы, изнервничавшиеся, утомленные переходами, попадая на стоянки в казачьи хутора и станицы, встречали некоторое лояльное и даже как будто дружелюб но настроенное казачье население.
Казаки никогда не начинали открытой борьбы, не подготовив почвы. Нравами и привычками казаков в этом отношении умело пользовались сознательные контрреволюционеры. Если в период марта—мая 1918 г. организующим для казачьих масс лозунгом было: "Мы не против Советской власти, мы против Красной гвардии", то теперь таким лозунгом стало: "Мы не против Советской власти, не против Красной Армии, мы против коммунистов". Бессознательно (ачасто и сознательно) казачья агитация на эту тему била в наше слабое место. И красноармейцы были не против Советской власти, но далеко не большинство их были за коммунистов, и зачастую агитация со стороны казаков, не встречая контрагитацию, находила благоприят ную почву.
Я не знаю, отметили ли это в своих сводках политотделы, но наши местные партийные работники из района 10й, 9, 8й армий, кавале рии Думенко, "дивизии Миронова", Инзенской [дивизии] и т.д. сообща ли Донбюро: среди красноармейцев все чаще и чаще раздаются голоса: "Вот покончим с Красновым, примемся за коммунистов". Эти голоса стали массовым явлением, бытовым для наших армий настоль ко, что повстанцы Вешенского района, начиная восстание, заявляли: "Красная Армия будет за нас, они тоже против коммунистов и комиссаров".
Наши враги хорошо были осведомлены об этом, и вся чудовищная волна провокации деникинцами и их помощниками была направлена по этому руслу. Деникинский политотдел, работая над разложением нашей армии, исходным пунктом своей деятельности поставил этот хорошо известный ему факт. Насколько хорошо знал неприятель эти факты, показывает прилагаемая мною выдержка из доклада членам Большого Войскового Круга, дата этого доклада 25 апреля нов[ого] ст[иля] ([приложение] 2).
Возращаюсь к иллюстрированию своего положения — красноар мейцы, не забронированные достаточно энергичной агитацией и про светительной работой, соприкасаясь с "мирным" казачьим населени ем, разлагались. В ст. Константиновской казаки спаивали наших сол дат. На Вешенском фронте красноармейцы экспедиционных войск 8й
214
и 9й армий, живя с казачками (мужья которых сплошь и рядом оказывались в войсках повстанцев), в несколько дней теряли боеспо собность. Разложение доходило до того, что некоторые красноармейцы отдавали казачкам патроны. (В этом отчасти объяснение того факта колоссальной траты патронов, который не может не изумлять. Боков ская конная группа, насчитывавшая 1200 человек, за три недели израсходовала 900 000 патронов, причем за два дня, в которые не было сделано ни одного выстрела, израсходовано 10 000 патронов.)
По отношению к казачеству жизнь намечала определенную клас совую линию поведения. Бок о бок с казаками жили иногородние. Рабочих, правда, среди них было небольшое число, но крестьянство в занятых местностях Донской области могло составить нашу опору при успешном его использовании. Угнетаемые в экономическом и полити ческом отношении иногородние воспитали в себе массу неприязни и ненависти к казачеству, к его быту. По существу это была здоровая классовая ненависть, и мы обязаны были ее использовать, вооружив рабочих и крестьян, создать ту реальную силу, с помощью которой мы могли бы экономически обессилить казачество, раздробить его, вывес ти более опасные и непокорные элементы и распылить их. Донбюро РКП все время выдвигало эту линию поведения, согласное с первона чальными директивами ЦК, Донбюро указывало, что проведение их мыслимо лишь при принятии ряда военных мер (отнюдь не сложного характера). Необходимо было размещение в районах и наиболее угрожаемых станицах гарнизонов "преимущественно из донских ра бочих и крестьян". С первых же дней занятия нашими войсками станиц Казанской, Мигулинской и других мы не уставали повторять: казачество временно покорилось, но оно восстанет, если не будет видеть предупредительных мер против себя. Вешенское восстание не явилось для нас неожиданностью. Именно об этом районе я лично неоднократно поднимал вопрос в Революционном военном совете Юж ного фронта и настаивал на выделении из армии нескольких сот человек для несения там караульной службы, пока районный военный комиссариат не успеет сформировать караульных батальонов из на дежных элементов — крестьян и рабочих. По моим настояниям, Революционный военный совет сделал приказ о выделении армиями в некоторые районы некоторого количества вооруженных красноар мейцев, но наряд 8й армии для Вешенского района не был выполнен до самого последнего момента, вплоть до того, как 8й армии пришлось красноармейцев посылать целыми полками тушить тот пожар, кото рый, в сущности, было довольно легко предупредить.
Па наши указания пожимали плечами и удивлялись странным предположениям о том, что возможно ожидать серьезных выступле ний со стороны покоренных казаков. Даже такой осторожный и чуткий человек, как т. Розенгольц, член Революционного военного совета 8й армии, после посещения Казанской и Мешковской [станиц] говорил: "Помилуйте, казаки сейчас покорны как овечки". Мыто знали цену этой покорности, малейшая наша неудача на фронте, ослабление сил и казаки из лояльных граждан моментально превра щаются в вандейцев.
Если за то, что районы тыла армий не были обеспечены реальной силой, винить приходится Революционный военный совет армий, то
215
вину за промедление в вооружении крестьян и рабочих приходится возложить на Революционный военный совет Южного фронта.
Сейчас при разгроме фронта, когда рабочие ст. Константиновской (по шлюзованию Дина около 1000 человек), рабочие Морозовской (около 2000 человек), крестьяне Константиновского, Чирского, Милле ровского и других районов, уходя вместе с нашими войсками, прокли нали нас за то, что они не мобилизованы, не вооружены, эта полити ческая ошибка очень рельефно выделяется на фоне всех остальных.
Решение провести вооружение крестьян и рабочих Донбюро про вело через ЦК, надеясь таким образом осуществить быстро и без затруднений. В своей резолюции1*, принятой по нашему предложе нию, Оргбюро ЦК говорит о вооружении крестьян и рабочих, в первую очередь в Миллеровском районе139.
Революционный военный совет мое предложение немедленно про вести мобилизацию крестьян в Миллеровском районе отклонил как "несвоевременное". Характерны мотивы, которыми аргументирова лось это решение. Тов. Колегаев не хотел вооружить крестьян (мыто предлагали не всеобщее вооружение, а регулярные формирования), потому что с ними много будет хлопот и все равно с крестьянами тоже придется воевать, т. Сокольников видел в этом предложении продол жение той стороны политики, которая во что бы то ни стало хочет выделить казаков и поставить его вне общих рамок, ведя по отноше нию к казакам политику недоверия, только поднимая их против себя.
Мобилизация в Миллеровском районе за 12 лет, которая должна была нам дать 8—9 тыс., начала проводиться слишком поздно, и то самочинно (Реввоенсовет post factum утвердил решение Миллеров ского районного военного комиссариата). В результате этой запоздавшей мобилизации мы получили 2—3 тыс. человек, которые пришлось вооружить уже под неприятельскими выстрелами, которые при дру гих условиях дали бы великолепный материал революционно настро енных по отношению к казакам солдат. Запасный батальон донского ополчения в условиях уже создавшейся паники принимал и выдержи вал бой с казаками в течение 18 час. (сообщение начальника 33й [ди визии] т. Левандовского); многих мобилизованных, влитых в 16ю ди визию, не успели вооружить, и они безоружные попали в плен к казакам. Безоружным мобилизованным во время боя под Миллерово не оставалось ничего, как ругать начальство, бросившее их на произ вол судьбы, и строить предположение о предательстве. В факте слишком запоздалой мобилизации, отказа в вооружении мобилизо ванные крестьяне, ясное дело, не могли усмотреть ничего другого, как предательства, не могли же они подняться на высоту понимания той тактической линии, какую проводил Реввоенсовет Южного фронта. В настоящий момент, по нашему мнению, в добавок к уже сделанным ошибкам творится или готовится новая.
Быв. начдив 23й, казачий офицер Миронов, командирован Рев военсоветом Южного фронта в УстьМедведицкий район для руко водства мобилизацией казаков. Мобилизованных казаков, которых раньше предполагали направить на Западный фронт, в настоящее время решено использовать здесь, против деникинцев, под руководст вом Миронова. Мысль не новая. Во время наших побед на Южном фронте руководство этой мобилизацией предлагал взять на себя тот
же Миронов. Миронов ставил ряд условий. Условия эти изложены в докладе Главнокомандующему2* и сводятся: 1) признание религиозных и бытовых особенностей казачества, отказ в посягательстве на них;
2) образование выборных казачьих Советов и организация окруж ных съездов (Хоперского и Медведицкого округов) в разное время, дабы он (Миронов) мог попасть на оба и руководить ими;
3) отказ от реквизиций, конфискаций, совершенно не переносимых для казачества, и замена их добровольной поставкой в армию по твердым ценам.
В то время эта программа, сводившаяся к тому, чтобы дать возможность Миронову безвозбранно реализовать ту популярность, какой он пользуется в казачьей среде, оказалась неприемлемой для Реввоенсовета Южного фронта, и Миронов уехал на Западный фронт.
Теперь же вернувшийся Миронов ставит ту же программу ("Орга низация гражданской власти в северных округах должна быть предостав лена мне для успеха мобилизации" — вот его слова, которые, вероятно, не откажется подтвердить В.Трифонов в личном докладе ЦК).
Я далек от того, чтобы делать предсказания, что Миронов, подобно другому советскому казачьему войсковому старшине Голубову, обяза тельно изменит. Даже вне его субъективных желаний и взглядов он в настоящее время является той фигурой, вокруг которой концентриру ются надежды казаков — врагов коммунистов ("дедушка Миронов поведет их на коммуну"). Наши враги, которые не раз оказывались в наших делах более чуткими, чем мы, оценивают Миронова как авантю ристапроходимца, который ради личных целей попал на сторону Совет ской власти, но который также легко может очутиться в противопо ложном стане. Я привожу выдержку из отчета заседания Войскового Круга, как довольно характерную в этом смысле ([приложение] 3).
Наша Красная Армия, худо ли, хорошо ли, строилась по принципу классового строительства, и политически воспитывали или пытались ее воспитывать в этом духе, все попытки использовать чуждые нам, но популярные той или иной массе элементы всегда оканчивались неудачей (атаман Григорьев, Махно). Мы не сомневаемся, что к цепи неудач в этой области прибавится новая, [и мы] обогатимся новым крылатым словечком "мироновщина".
Очень хотелось бы оказаться совершенно негодным пророком...3*
В настоящий момент, когда вновь, и быть может организационно, попытаются закрепить линию "соглашения" с казачеством, мы счита ем необходимым напомнить о неудачах в этой области в прошлом. Как бы из этой новой линии соглашения не получился бы такой же конфуз, что и с Походным Кругом в Воронеже140. Правда, тогда организатором этого соглашения был т. Е.Трифонов, но от того, что его роль теперь займет брат его, т. В.Трифонов, вряд ли по существу дело изменится.
Как бы то ни было, какую позицию не займет ЦК в этом вопросе, мы присоединяемся к мнению т. Трифонова, члена Донского револю ционного комитета, что эта позиция должна быть отчетлива и опреде ленна, чего до сих пор в отношении донских дел не имелось. Я позволю себе указать на одно: постоянная организационная ломка, вызываемая решениями ЦК, должна смениться определенным решением в органи зационном вопросе.
217
Совершенно ненормально пережить в советской работе в течение короткого промежутка времени столько организационных стадий:
1) признается необходимым не создавать никакого специального советского центра для Донской области, дабы не создавать никаких иллюзий для донских самостийников; советскую работу ведет Донбю ро, Революционный военный совет, политотдел и тд.;
2) руководство советской работой передано Революционному воен ному совету в контакте с Донбюро; 3) создается особый орган при Революционном военном совете — Отдел гражданского управления; 4) создается бездействующий в течение месяца Донской револю ционный комитет, отвергнутый в начале; 5) готовится управление этого Донревкома и, очевидно, создание нового организационного центра.
Члены Донбюро РКП, уже давно указавшие ЦК на двусмысле ность своего положения, вновь указывают ЦК на необходимость пар тийный центр Донской области перестроить в соответствии с той линией поведения, какую займет ЦК. Возможность персонального использования членов Донбюро для какой угодно работы в любой армии, в любом месте России всегда имеется налицо.
С товарищеским приветом по поручению
Донского бюро РКП Сырцов
[Собственноручная резолюция В.ИЛенина]: "Крестинскому. Надо тщательно и спешно** обсудить, выработать проект директив, запро сить отзыв донцов и РВСовЮж и потом утвердить".
РЦХИДНИ. Ф.2. Оп.1. Д.23678. Л.1—4. Подлинник с правкой автора.
[Приложения]5*:
1
5/56* 1919 [на] станцию Козлов из Купянска
телеграмма 284
Козлов. Реввоенсовюж
Для неустойчивых частей 8й, 13й армий Махно является опас ным центром притяжения, дезертиры бегут к Махно, ведется агита ция за переход к нему. 199. Сырцов.
2 (Выдержка из отчета заседания Большого Войскового Круга 12 ап реля 1919 г. См. "Приазовский край", 85, 14 (27) апреля 1919 г.)
Рассказчик отмечает, что Красная Армия состоит из трех различ ных элементов: коммунистов, красногвардейцевдобровольцев и моби лизованных. Наихудшими из всех являются коммунисты.
Солдаты, ставшие красногвардейцами по мобилизации, относятся к коммунистам враждебно. Рассказчик передает, что ему самому приходилось читать этим солдатам письма от их родителейкрестьян, в которых те жаловались,
218
что коммунисты наложили на них новую тяжкую подать, беря с владельцев за каждую корову или лошадь от 800 до 1 тыс. руб. Были также жалобы на то, что коммунисты отбирают у крестьян хлеб.
Солдаты негодовали. Неприязнь между коммунистами и мобили зованными так велика, что однажды дело дошло до открытого столк новения.
3 (Выдержка из отчета заседания Большого Войскового Круга 12 ап реля 1919 г. См. "Приазовский край", 85, 14 (27) апреля 1919 г.)
На вопрос одного из членов Круга о судьбе Миронова докладчик ответил, что, по словам красногвардейцев, Миронов был вызван из своего отряда в Москву Лениным и Троцким. Отряд все время ожидал возвращения своего начальника, но Ленин и Троцкий, повидимому, были осведомлены о намерениях Миронова прекратить войну с каза ками, идти на коммуну. Поэтому Миронов был вызван в Москву и задержан.
РЦХИДНИ. Ф.2. Оп.1. Д.23678. Л. 5—7. Машинописная копия.
1* См. док. 139.
2* См.док. 130.
3* Отточие в документе.
4* Подчеркивания В.Л.Ленина.
5* На приложенных копиях документов имеется штамп "Прот.ОБ от
21/VI19 г. п.10".
6* На копии документа имеется пометка: "Получена РВС 5 июня
1919 г., вх. 6005".
154 Телеграмма Ф.К.Миронова Л.Д.Троцкому, В.И.Ленину и М.И.Калинину о положении дел с формированием корпуса
cm. Анна 24 июня 1919 г.
Предреввоенсовет Республики гражданину Троцкому
Копии — Москва, Предсовобороны гражданину Ленину; Предцика гражданину Калинину или его заместителю; Козлов, Реввоенсовет Южфронта
Назначая меня комкор[ом] Особого, Реввоенсов[ет] Южфронта заявил, что этот бывший Экскор[пус] силен, что в нем до 15 тыс. штыков,в числе коих до 5 тыс. курсантов, и что это одна из боевых единиц фронта. Если такие же сведения даны Вам, то я считаю революционным долгом донести о полном противоречии этих сведений с истинным положением вещей. Я нахожу это недопустимым, ибо, считая информа ционные данные как нечто положительное, мы благодаря им закрыва ем глаза на действительную опасность и, убаюканные, не принимаем своевременно мер, а если принимаем, то слишком поздно.
Я стоял и стою не за келейное строительство социальной жизни, не по узкопартийной программе, а за строительство гласное, за стро
219
ительство, в котором народ принимал бы живое участие. [Я] тут буржуазии и кулацких элементов не имею в виду. Только такое строительство вызовет симпатии крестьянской толщи и части истин ной интеллигенции.
Докладываю, что Особкор имеет около 3 тыс. штыков на протяже ние 165* верст по фронту. Части измотаны, изнурены. Кроме трех курсов, остальные курсанты оказались ниже критики и их осталось от громких тысяч жалкие сотни и десятки. Коммунистический полк разбежался, в нем были люди, неумевшие зарядить винтовку. Особкор может играть роль завесы. Положение на фронте Особкора сейчас спасается только тем, что вывезены мобилизованные казаки из Хо перского округа. Расчет генерала Деникина на этот округ полностью не оправдался. Как только белогвардейщина исправит этот пробел, Особкор как завеса будет прорван.
Не только на Дону деятельность некоторых ревкомов, особотделов, трибуналов и некоторых комиссаров вызвало поголовное восстание, но это восстание грозит разлиться широкой волной в крестьянских селах по лицу всей республики. Если сказать, что на народных митингах в селах Новая Чигла, ВерхоТишанка и др. открыто раздавались голоса: "Давай царя!", то будет понятным настроение толщи крестьянской, дающей такой большой процент дезертиров, образующих отряды зеленых. Восстание в Еловатке на реке Терсе пока глухое, но сильное брожение в большинстве уездов Саратовской губ. грозит полным крахом дела социальной революции.
Я человек беспартийный, но слишком много отдал здоровья и сил в борьбе за социальную революцию, чтобы равнодушно смотреть, как генерал Деникин на коне "Коммуния" будет топтать красное знамя труда. Устремляя мысленный взор вперед и видя гибель социальной революции, ибо ничто не настраивает на оптимизм, а пессимист я редко ошибающийся, считаю необходимым рекомендовать такие меры в экстренном порядке:
первое — усилить Особкор свежей дивизией;
второе — перебросить в его состав дивизию, как основу будущего могущества новой армии, с которой я и ее начдив Голиков* лично пойдем захватывать вновь инициативу в свои руки, чтобы другим дивизиям армии и армиям дать размах;
третье — или же назначить меня командармом 9й, где боевой авторитет мой стоит высоко;
четвертое — политическое состояние страны властно требует созыва народного представительства, а не одного партийного, дабы выбить из рук предателейсоциалистов почву изпод ног, продолжая упорную борьбу на фронте и создавая мощь Красной Армии. Этот шаг возвратит симпатии народной толщи, и она охотно возьмется за винтовку спасать землю и волю. Не называйте этого представитель ства ни Земским собором, ни Учредительным собранием. Назовите, как угодно, но созовите. Народ стонет. Я передал в Реввоенсовет Южфронта много заявлений, и между ними такое: крестьянин 34го отдела, переименованного в Ленинскую волость. Семья 21 человек, 4 пары быков. Своя коммуна. За отказ идти в коммуну комиссар быков отобрал, а когда крестьянин пожаловался, то его убили. Я туда же передал доклад председателя одного из трибуналов Ермакова, от слов
220
[которого] становится жутко. Повторяю, народ готов броситься в объятия помещичьей кабалы, но лишь бы муки не были бы так больны, так очевидны, как теперь;
пятое — чистка партии должна быть произведена по такому рецепту — все коммунисты после Октябрьской революции должны быть сведены в роты и отправлены на фронт. Вы сами увидите тогда, кто истинный коммунист, кто шкурник, а кто просто провокатор и кто заполнял все ревкомы, особотделы. Пример, Морозовский ревком, зарезавший 67 человек и потом расстрелянный;
шестое** — встреча моя с Вами крайне необходима, где я мог бы доложить свой взгляд на создавшееся положение и меры, какие необходимы к немедленному проведению в жизнь, помимо тех, что рекомендованы в этой телеграмме.
Комкорособого гражданин Ф.Миронов ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.32, 32 об. Машинописная копия с
правкой Ф.Миронова.
РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.40—42. Копия. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.59, 59 об. Копия.
* Количество верст установлено по копии с этого документа (РГВА. Ф.33987. Оп.З. Д.25. Л.11).
** Шестой пункт присутствует в копии документа, который частично зашифрован и имеет расшифровку, сделанную Ф.Мироновым.
155 Доклад Донбюро РКП(б) в ЦК РКП(б) о политике и положении в Донской области и на Южном фронте
25 июня 1919 г.
Донское бюро РКП(б), обсудив вопрос об общей политике на Донуи настоящем положении Донской области и Южного фронта, пришло к следующему:
1. События прошлого и опыт показали, что политическая линия, намеченная Донбюро [и] утвержденная ЦК РКП (в его первоначаль ных директивах и резолюции Оргбюро*), в общем и целом правильно учитывала необходимость быстрого и решительного проведения ряда мер, которые должны были экономически обессилить казачество и политически обезвредить его. Эта линия, не питая и не поддерживая никаких иллюзий на счет не только революционности, но даже лояль ности казачьих масс, правильно указывала необходимость опереться в борьбе с казачеством на донских рабочих и крестьян и вовлечь их в активную борьбу с казачеством. В практическом проведении этой линии Донбюро вынуждено констатировать ряд ошибок. Первая и самая существенная — отсутствие устойчивости в проведении этой линии. Эти колебания фактически иногда аннулировали эту линию и давали место прямо противоположной. Такая невыдержанность и непоследовательность порою приносили большой вред.
221
Халатное отношение военных учреждений к охране вооруженной силой тыловых казачьих станиц (это было бы нетрудно при отсутст вии широкого вооружения донских рабочих и крестьян, но последнее усиленно тормозилось Реввоенсоветом Южфронта и [РВС] армий, что объясняется в конечном счете теми колебаниями, о которых сказано выше, и отсутствием твердого общепризнанного курса политики на Дону). Медлительность и нерешительность в деле выселения наиболее контрреволюционных элементов казачества, что кроме ослабления живой силы казачества предохранило бы красноармейские части от разлагающего влияния этих элементов.
Донское бюро решительным образом подчеркивает опасность того курса, который взят Реввоенсоветом Южного фронта. Попытки соглашения с казачеством или частью его (казачество Северного округа) в атмосфре наших военных неудач, в момент военных пора жений только укрепляют казачество в его контрреволюционных вы ступлениях. Попытки опереться в военном отношении на казаков и способы, применяемые для этого (представление возможности поли тических выступлений популярному в казачьей среде Миронову), не давая ничего или почти ничего в военном отношении, в политическом отношении являются безусловно вредными, открывая дорогу полити ческому и военному авантюризму, вновь подтверждая иллюзии о возможности "донской самостийности" и внося сумбур и недоверие в ряды тяготеющих к нам донских крестьян и рабочих.
Задачами настоящего момента наряду с принятыми мерами по созданию и оздоровлению Южного фронта являются крайнее усиле ние нелегальной работы в тылу у Деникина, максимальная дез организация его тыла и работа по разложению деникинских армий.
Донское бюро предлагает Центральному Комитету следующую реорганизацию Донбюро для усиления нелегальнго аппарата:
в состав Донбюро предлагается ввести Сырцова, Блохина, Шабли евского, Лукашина и 1—2 [человека] по назначению ЦК, не работав ших на Дону и удовлетворяющих т[аким] о[бразом] конспиративным условиям. Донбюро переходит на нелегальное положение, делая своей базой один из городов Украины из числа занятых Деникиным. Шаб лиевский, Блохин, Лукашин и вновь назначенные ЦК члены должны при первой же возможности уехать для руководства нелегальной работой.
Сырцов, состоя членом Донбюро и поддерживая связь с ними, предоставляется в качестве комиссара разведки Реввоенсовета Южф ронта. Для связи с ЦК, технической помощи Донбюро и организации вспомогательного аппарата и снабжения литературой и пр., перепра вой работников и т.д. учреждается заграничная агентура Донбюро. Ответственным работником назначается Решетков.
[Помета рукой Н.Н.Крестинского]: "К зас[еданию] Оргбюро 7/VII".
РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.112. Д.6. Л.44, 44 об. Машинописный экз.
Сверху над текстом штамп: "Прот. ОБ от 7/VII—19 г. П.2". См. док. 88, 139.
222
156—158
Доклады в Казачий отдел ВЦИК о положении в казачьих станицах на Дону
26 июня — 7 июля 19Т9 г. 156
Из доклада К.К.Краснушкина1* "О положении Хоперского района до эвакуации"141
Не позднее 26 июня 1919 г.2*
1. Партийная работа.
...Среди членов партии можно было слышать довольно часто не приличную ругань, сплетни, кумовство и др. провинциальные пороки, много из партийных товарищей и сочувствующих, назначенных в хутора и станицы, вели себя неподобающе: резко, вызывающе, экс плуатировали страх местного населения в свою пользу и, полагаю, активной агитационной работы вести не могли и не умели.
...Вместе с тем не мешает указать, что из центра стали присылать в июне месяце настоящую зеленую молодежь, от 16 лет, из Союза молодежи, и эти юнцы требовали себе ответственных должностей, с неохотой ехали в станицы на простую работу в комиссариатах, и были случаи отказа от работы и просьбы о возврате обратно. Конечно, пользы от этой молодежи можно было ожидать очень мало...
2. Советская работа.
...Кроме того, был целый ряд случаев, когда назначенные на ответ ственные посты комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали, злоупотребляли своею властью, чинили всякие насилия над населением, отбирая скот, молоко, хлеб, яйца и др. продукты и вещи в свою пользу; когда они из личных счетов доносили в ревтри бунал на граждан, и те изза этого страдали. На место смещенных и преданных суду попадали другие, которые чинили тоже самое. Эта вакханалия вызвала в июне месяце воззвание ревкома под заглавием: "Комиссары, подтянись!" Отдел розысков и обысков при ревтрибуна ле, а также те же комиссары при производстве обысков отбирали вещи и продукты совершенно беззаконно, на основании лишь личных соображений и произвола, причем, как видно было из переписок по дознаниям, отобранные предметы исчезали неизвестно куда. Эти отобрания и реквизиции производились сплошь и рядом, как можно было судить по жалобам письменным и устным, с совершением физических насилий. Эти действия, в особенности отдел розысков и обысков, настолько возбуждали население района, что было признано необходимым возможно скорейший разгон этого отдела, что, однако, не было приведено в исполнение, потому что наступил момент общего восстания в Хоперском районе и необходимости срочной эвакуации ввиду наступления деникинских банд.
Деятельность ревтрибунала, основанного, вопреки декретам, по принципу смешанному: ревтрибунал плюс ЧК, с безапелляционными [приговорами], без участия защиты, при закрытых дверях, — была настолько резко вызывающа и настолько не соответствовала духу
223
партии и Советской власти, что это бросается в глаза при поверхност ном ознакомлении с его делами. Как будет видно дальше, одной из серьезных и главных причин всеобщего восстания в Хоперском районе была, несомненно, и террористическая по отношению к мирному населению политика ревтрибунала, руководимая неправильными ука заниями из Граждупра и несознательному толкованию3* этих указа ний руководителями трибунала142, сначала председателя трибунала Германа, а затем Марчевского при непосредственном горячем участии сотрудников трибунала Цислинского и Демкина.
Дело в том, что трибунал разбирал в день по 50 дел, а поэтому можно судить, насколько внимательно разбирались дела. Смертные приговоры сыпались пачками, причем часто расстреливались люди совершенно не повинные: старики, старухи и дети. Известны случаи расстрела старухи 60 лет неизвестно по какой причине; девушки 17 лет по доносу из ревности одной из жен, причем определенно известно, что эта девушка не прини мала никогда никакого участия в политике. Расстреливали по подозрению в спекуляции, шпионстве. Достаточно было ненормальному в психическом отношении Демкину во время заседания трибунала заявить, что ему подсудимый известен как контрреволюционер, чтобы трибунал, не имея никаких других данных, приговаривал человека к расстрелу. Ревтрибунал после приговора осужденных сажал в темный погреб и держал там до момента расстрела. Был случай, когда один осужденный, не имевший возможности двигаться, был пристрелен в этом самом погребе сотрудни ком Цислинским. Расстрелы производились часто днем на глазах у всей станицы по 30—40 человек сразу, причем осужденных с издевательст вами, с гиканьем, криками вели к месту расстрела. На месте расстрела осужденных раздевали до гола и все это на глазах у жителей. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запре щали это делать. Всех расстрелянных слегка закапывали близ мельни цы, невдалеке от станицы. Результатом этого — около мельницы развелась стая собак, злобно кидавшихся на проходящих жителей и растаскивавших руки и ноги казненных по станице. Только в послед нее время, уже в июне месяце, расстрелы как будто бы прекратились, в особенности после того, как, по моему убеждению, под давлением общественного мнения и нарастания озлобления среди населения райбюро потребовало от ревкома изменения политики ревтрибунала. Кстати, и из Граждупра последовало предложение умерить политику террора под благовидным предлогом того, что наступают мирные времена, а как мне кажется, под влиянием того, что Граждупр увидел результаты своих инструкций на деятельности зарвавшихся дельцов в ревтрибунале. С самого начала моего приезда я с помощью това рищей коммунистов из центра повел энергичную борьбу с райбюро и ревкомом, настойчиво требуя смещения состава ревтрибунала и предания его суду. Этого удалось почти добиться, однако наступил острый момент восстаний и, наконец, эвакуации, почему разрешение этого вопроса было отложено. Начало восстаний было положено одним из хуторов, в который ревтрибунал в составе Марчевского, пулемета и 25 вооруженных людей выехал для того, чтобы, по образному выражению Марчевского, "пройти Карфагеном по этому хутору".
Вообще, чтобы выяснить всю неприглядную картину плохой совет ской работы в Хоперском районе, следовало бы произвести подробную
224
ревизию всего делопроизводства всех советских учреждений в Хопер ском районе, ныне эвакуированн[ых], а также и в Граждупре, руково дившем работой на местах. Характерно, что в то время, когда Хопер ский ревком ввиду настоятельной нужды оказывать помощь сиротам, калекам, увечным и находящимся в Красной Армии, а также целого ряда других чисто местных причин образовал отдел социального обеспе чения, Граждупр без объяснения причин приказал ликвидировать его. В то время, как Хоперский район был оторван от центра и был далек от какоголибо города, в котором мог бы получить быстро необходимые указания, образовал юридический отдсл. Граждупр опятьтаки приказал его ликвидировать, не дав возможности хотя бы временно юридическому отделу справиться с проведением в жизнь декрета о едином народном суде, декрета об отмене наследования, об актах гражданского состояния, об отделении церкви от государства, об опеке и попечительстве...143
3. Военное положение.
...Трудно, однако, с уверенностью сказать, что казаки пошли на мобилизацию из симпатии к Советской власти, ибо эта последняя была достаточно дискредитирована в глазах населения всем тем, что мною описано раньше. Полагаю, что казаки скорее убоялись граждан ской войны на своей земле и результатами ее. Нельзя закрывать глаза на то, что казаков приходилось уговаривать садиться в эшелоны и ехать: в ст. Филоновской мобилизованные были накануне ухода по станицам, если бы не энергичное устройство собеседования с ними не было проведено т. Мироновым, известным всем казакам.
...От населения ст. Урюпинской и от должностных лиц мне стало известно, однако, сам я не имел возможности проверить это обстоя тельство, что член Хоперского ревкома Рогачев судился за подлоги и растраты, а также был известен как взяточник при старом режиме.
Подтвердят изложенное и полнее дадут сведения следующие това рищи: 1. Москворецкого района — Нестеров4*. 2. Басманного района — Грибков. 3. Петергофского района — Гришанин и др., кого они укажут.
Член партии коммунистов (Сокольнического района) Константин Константинович Краснушкин
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.8. Л.43—52. Заверенная копия.
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.138—145, 145 об. Машинописная
копия.
1* Выписка из доклада К.К.Краснушкина была сделана Ф.К.Мироно
вым и хранилась в его личных вещах, как и копии других докладов
в Казачий отдел ВЦИК.
2* Дата установлена по входящему штампу Казачьего отдела. 3* Так в тексте.
4
* См. док. 158.
157
Доклад бывшего члена Казачьего отдела ВЦИК
М.Данилова
1 июля 1919 г.
Мне пришлось пережить тяжелое время в Донской области во время моей работы в Морозовском районе. Население этого района
8— 1161 225
переживало невероятный кошмарнокровавый период, во всей сово купности представляющий из себя истребление казачества от 45 лет и далее, без ограничения годов — "истреблять поголовно". Это была "резолюция" членов ревкома ст. Морозовской под председательством некоего Богуславского и членов районного ревкома Трунина, Капусти на, Толмачева, Лысенко и других144, что проводилась в жизнь. Способ проведения этой резолюции в жизнь был таков: по окончании занятий в учреждениях некоторые члены ревкома, как Богуславский, Трунин, Капустин и др., собирались по вечерам на квартире Богуславсого и с залитыми до очертенения вином глазами приходили в полные агонии, творили невероятные оргии, а по окончании их приводили из местной тюрьмы казаков и занимались практикой на них, как обучению стрельбы в этих казаков, рубка шашкой, колка кинжалом и т.д. Все это производилось на тех казаках, кои были заключены в тюрьме.
Когда открылась кровавая работа этих типов, то оказалось, что такая расправа учинялась без суда и следствия, а простонапросто производилась игра и практика на жизни человека. Впоследствии на квартире Богуславсого в сарае были зарыты 67 трупов. Вот это был залог революции в казачестве, и кроме этого кровавокошмарного залога в Донской области [ничего] не было заложено в тот период, когда [область] была занята советскими войсками, несущими и борющимися за свободу, равенство и братство. Ведь в армии убивают человека, как с оружием в руках, но за что в тылу убивают тех трудовых казаков, которые заблуждены еще гнилым царизмом. Не ужели Советская власть выпускала воззвания в тыл противника, что Советская власть не идет против трудящихся масс, а наоборот, защи щает их, и трудовая масса казачества оставалась из рядов противни ка, разве для того казачество оставалось, чтобы его убивали без оружия в руках. Ведь мы их фактически обманули и побили.
И вот после этого кошмарного происшествия, когда по суду тех типов расстреляли, то пришлось при всех затруднениях поднимать дух массе; и все ж таки при всех трудностях пришлось использовать массу на сторону революции, все ж таки масса трудящихся сознала, что есть искренние люди, которые истребляют негодных типов, под рывающих революцию, и вот это и есть волки, забравшиеся в овечью шкуру, и подрывают Советскую власть и революцию, и [нельзя] быть коммунистом и жаждать невинной крови, как этого жаждали выше сказанные типы.
Этого было еще недостаточно, что проделали эгоисты. Нам при шлось все это загладить, хотя при очень больших затруднениях, но началась другая катавасия. Когда стал приближаться противник, то еще чище проделали проделку — это уже зависело от военной власти. Военная власть привела самый отвратительный пример в своих дей ствиях, она гражданскую власть держала в завязанном мешке, граж данская власть не могла знать, что происходит на фронте и какое положение его. Была объявлена эвакуация штабом 9й армии и мобилизация Морозовского уезда от 18 до 40 лет. Гражданская власть всю эту задачу блестяще выполнила, что ей было задано, мобилизация прошла успешно, подъем был очень хороший, но этот подъем не был использован для дела революции, а был испорчен. Штабом 9й армии было приказано мобилизованных сдать в его распоряжение. Военный
226
комиссариат Морозовского района сдал в штаб — и последствия получились таковы: штаб панически бежал и мобилизованные не были использованы, тоже бежали кто куда попало. Штаб эвакуировался так
— забирал гужевой и железнодорожный транспорт. И что же он грузил? Это нужно отметить — он грузил из трех досок сбитые койки, на рогатках столы, граммофоны, собачек и т.п. негодный бюрократи ческий хлам. В штабе процвел и царит полнейший бюрократизм, разъезды на автомобилях с женами, или вроде этого, разъезды на фаэтонах в пару наилучших лошадей, эта езда производится по утрам едущими на занятия, или вроде того, а вечером совершаются поездки верхами тоже с женами. Не лишним было бы указать этих лиц, как: Поволоцкий — заведующий, кажется, политическим отделом и Ходо ровский — член Реввоенсовета Южного фронта. Когда они проезжа ются, праздно гуляя, масса в это время смотрит с озлобленным видом и враждебным ропотом. Было замечено, когда провожаются красноар мейцы на фронт, и в то же время за неимением подвод [нет лошадей] для перевозки им котомок, а в то время жены руководителей разъез жаются перед построенным фронтом на лошадях. Красноармейцы говорят, что "нам нет лошадей для перевозки наших вещей, а жены руководителей разъезжают без дела на лучших лошадях". И вот этот проклятый бюрократизм всю кровь портит трудовому народу, он портит, а вместе с тем и проливает ее.
Я укажу подробности эвакуации г. Морозова.
Штабом 9й армии был назначен чрезвычайный комиссар по эвакуации г. Морозова некий Хохлов, к которому перешла вся власть. И вот гражданской власти пришлось переживать все невзгоды по отношению к эвакуации, гражданская власть была совершенно обез врежена, не имея никакой силы для эвакуации имущества, штабом был взят в свои руки весь и гужевой, и ж.д. транспорт. Местной власти пришлось кражей вырывать вагоны и подводы, но местная власть, хотя воровским путем, но исполнила свой долг, погрузила весь имеющийся запас хлеба (7 вагонов), который по самолюбию или, может быть, с целью чрезвычкома не был прицеплен и остался невывезен в пользу Деникина. А также было погружено две кассы деньгами Морозовского района и Цымлянского, [которые] Хохлов тоже оставил на расход Деникину. Но это все, да, особенно, еще были оставлены два эшелона по 50 вагонов с людьми, беженцами, тоже предателем Хохловым. Я бы со своей стороны просил центральную власть обратить на это серьезное внимание, прошу вдуматься в это положение, что теперь говорят т[оварищи] красноармейцы [из] тех семей, которых предательски отдали на издевательства Деникину. Ведь их просто явно Советская власть предала. Они больше никак не могут думать. Мы говорили им, мы убеждали их, а также и красноар мейцев, что их семьи будут обеспечены всем. Впоследствии оставили их для казней диким племенам, собранным Деникиным. Что мы должны сказать в оправдание перед красноармейцами, когда они свирепо скажут: "Зачем лгали о спасении наших семей от гнета Деникина? Пусть бы семейства остались нетронутыми с места, пусть бы угадывал Деникин, кто сочувствовал Советской власти". Теперь же осталось только писать приказы о расстреле, угадывать — нет [ли] хитрости145, расстреливать без следствия. Изза предательства Хох
8* 227
лова проклятия этих жертв остаются на плечах Советской власти. Вот что происходило в штабе 9й армии.
Далее мне пришлось опять встретиться с позорно бегущим штабом 9й армии. Я был раньше командирован, до оставления района, для организации питательных пунктов для беженцев Морозовского райо на. Когда я приехал на ст. Суровикину, штаб уже был расположен в селе Суровакино, и вот через час времени после моего приезда штаб опять ураганной бурею поднял на ноги все село, поставил его в паническое состояние, забирая у гражданской власти живой гужевой транспорт и жел[езно]дор[ожный] и вновь складывая весь негодный хлам, не оставляя граммофона и ласковую собачку на манер полнобю рократии и далее. В это время гражданская власть остается без всякой силы для прикрытия бегущего штаба. Даже было так, что местная власть не имела ни одной подводы, хотя [бы] довести чтони будь из насущного, как хлеб. На подводы была навалена пшеница, для того чтобы вывезти для погрузки в вагоны, но штабом эта пшеница была сброшена с возов на середину двора и подводы были забраны для перевозки собачек и штабных дам и барышень. Вот, что мне пришлось видеть своими глазами, видеть как спасает революцию сидящая бюрократия в штабах и губящая массу трудящихся.
Дальше есть еще самая больная причина — это медицинский персонал. Мне пришлось видеть страстимучения больных и раненых солдат красноармейцев, как они бросаются в объятия страсти, когда перед ними ютится бездна и пропасть безвозвратная. Мне пришлось видеть, когда я ехал в Морозовский район и увидел: были привезены из 23й дивизии 9й армии больные и раненые к донскому мосту. Это было 20 апреля с.г., мост еще был неисправным. Привезенные больные и раненые (40 вагонов) брошены были на берегу Дона без всякого призрения и без прислуги. Больные и раненые ползали по краю жел[езной] дор[оги] и по краю берега Дона. Были страшные вопли и крики; просящие о помощи, но помощи этой не было — и страдавшие посылали проклятия по сердцу Советской власти. Нам, нескольким товарищам, пришлось принять меры к переправке за Дон. А также было и в самом Царицыне: на ст[анции] под заборами и в самой станции валялись стонущие и просящие помощи красноармейцы, но таковой не было оказано им, и больные оставались валяться без призору на тех же местах. А в штабах — гуляющие с красными повязками на руках, которые растрачивают только государственное достояние. Дальше мне пришлось встретиться с санитарным поездом, эвакуировавшегося "Борисоглебского вспомогательного участка
115". Там было так, что мертвые трупы лежали по двое суток в вагоне и тут же рядом лежали больные, стонущие от страха, когда видели, что ихние товарищи лежали мертвыми с открытыми ртами, роящими[ся] и перелетающимися с мертвого на живого мухами. Когда я заявил старшему врачу Дмитровскому, то он в оправдание сказал, что прислуг нету, а тогда, в тоже время, был поезд переполнен прислугой, мозолившей глаза с перевязками на руках. И вот, если так будет продолжаться дальше, то больше, кажется, будет невозможно, и революция будет погибать в крови трудящихся масс.
Моя глубочайшая просьба на все это обратить самое серьезное внимание. Я повторяю, что дальше так продолжаться не может. Я
228
проехал четыре губернии и ни от одного гражданина Российской Республики не слышал сочувствия к Советской власти, это только потому, что работающие товарищи на местах поступают крайне дема гогически и много думают и делают для своей лишь шкуры, а о народе очень мало заботятся, лишь бы самому хорошо жилось. Каждый думает, если попал на местечко, то [он] представляет из себя малень кого царька, забывает о том, откуда и из какой массы вышел он, а уже нос наворачивает на бюрократический лад.
Данилов ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.80—84. Заверенная копия.
158 Доклад М.В.Нестерова146 "О положении в Хоперском районе Донской области во время пребывания там Советской власти"*
Не позднее 7 июля 1919 г.**
Будучи командирован ВСНХ в Донскую область в апреле месяце для организации совнархозов, я имел возможность ознакомиться почти за два месяца не только с экономической жизнью завоеванной местности, но и политической. Я находился в ст. Урюпинской, центре Хоперского района. Урюпинская от фронта в то время находилась приблизительно [в] 250—300 верст[ах], но в ней не было Совета, а был назначенный Гражданским управлением Донской области ревком; партийная организация также была не выборной, а назначенной сверху. Партийное бюро возглавлялось человеком, абсолютно не знающим быта казачества и неумеющим подойти узнать его, дейст вующим, по его словам, по какойто инструкции из центра***, причем инструкция о терроре понималась, как полное изничтожение казаче ства. Партийное бюро почти ничего абсолютно не делало. За полтора месяца моего пребывания были один раз посланы в некоторые стани цы агитаторы, и только. Среди рабочих агитации никакой не велось, их вообще держали в черном теле, собраний не устраивали, к творческой работе не допускали. Имелся совет профессиональных союзов, который не смел свое суждение иметь и который не при влекался ни к экономической работе, ни к политической, а в то же время на него можно было бы опираться, оттуда можно было бы черпать живую силу.
Партийные собрания устраивались редко, и на них никаких отче тов о работе ревкома, военкома и других отделов не делалось. Членов партии при 300тысячном населении округа насчитывалось около сотни с приезжими. Многие члены партии не имели представления о программе партии, некоторые — недавние правые соц[алисты] рев[олюционеры], бундовцы и т.д. Партийное бюро, из слов председа теля его, Выборнова, работало в полном согласии и контакте с ревко мом и вполне одобряло его политику. Но политика ревкома, на мой взгляд, очень и очень расходилась с общей линией центральных
229
наших учреждений. Зная казаков раньше, еще при царском режиме, свободолюбивыми, имеющими еще в то время свою выборную граж данскую власть, привыкших к коллективизму в работе (там и сейчасможно встретить семьи человек по 25—30, работающих на коммунис тических началах, без наемной рабочей силы, и обрабатывающих большие участки земли), теперь я встретил забитого казака, затерро ризированного, боящегося незнакомому человеку сказать лишнее слово, враждебно относящегося к местным порядкам, к местной влас ти, сидящего по хуторам и боящегося показываться в окружной станице, а то чего доброго отберут лошадь, да и расстреляют. А расстрелы там были ужасные. Ревтрибунал расстреливал стариков казаков, иногда без суда, по донесению местного комиссара или по наговору соседки. Расстреливались безграмотные старухи и старики, которые еле волочили ноги, расстреливались казачьи урядники, не говоря уже, конечно, об офицерстве, все это, по словам местных властей, — по инструкции центра. Иногда в день расстреливали партиями по 50—60 человек. Руководящим принципом служило — "чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится Советская власть на Дону". Не было ни одной попытки подойти к казаку деловым образом, договориться мирным путем, а подход был один — винтовка, штык. Можно было почти каждый день наблюдать дикую картину, когда из тюрьмы вели партию на расстрел, здоровые несли больных, конвой с винтовками, револьверами разгонял с улиц по пути шествия прохожих. Все знали, что это обреченные на смерть. Часто мне приходилось видеть слезы у казаков, сочувствующих Советской влас ти при виде таких сцен. Они возмущались и спрашивали: "Неужели Советская власть несет такой ужас, мы не верим этому". Насколько бесцеремонно, не разбираясь, производились расстрелы, я характери зую одним примером: в ст. Тепикинской была казачкастаруха Е.Соина. Один сын ее мобилизован [был] Красновым, другой находилсяс ней. У нее на нежилом дворе соседка, ища курицу нашла в грядках винтовку и сообщила об этом ей. Она, еще не оправившаяся от сыпняка, встревожилась и пошла искать. Нашла сама еще четыре винтовки. В это время сын был в поле. Она пошла к дочери, где стоял продовольственный агент, рассказала этому агенту и спросила, что делать. Агент заявил, что здесь сейчас комиссар ревтрибунала Ларин, которому и сообщил об этом. Ларин был в плохом настроении, набро сился на старуху Соину, говоря, что у нее сын у Краснова, что она скрывала винтовки и т.д., и составил протокол в том смысле, что у нее нашли винтовки, а не она сама пришла и сказала. Ее и сына аресто вали и на другой день, без суда и следствия, расстреляли. Этот факт сообщаю со слов родственников расстрелянных. Таких фактов рас стрела за подброшенные винтовки жители рассказывали довольно много. При обысках агенты ревтрибунала и власти отбирали послед ние стаканы, ложки, посуду, часто в свою пользу. Все это делалось на глазах казаков, которые возмущались, затаивали злобу против Совет ской власти, искренно страдали и ждали какогонибудь спасения от местного произвола. Некоторые ждали какойнибудь ревизии из Мос квы, некоторые, конечно, ждали выступления казаков.
Не лучше была политика продовольственная. Во главе продоволь ственного отдела стоял некто Гольдин. Его взгляд на казачество был
230
таков: казаки — его враги, нагаечники, зажиточные, а посему до тех пор, пока всех не вырежем и не населим пришлым элементом Донскую область, до тех пор Советской власти там не бывать. Отсюда инструк ции своим агентам, быть беспощадными с казаками. Агенты с винтов ками, грубо врываясь в избы, не объясняя принципов монополии, не объясняя принципов Советской власти, требовали винтовкой хлеба, скота, масла, яиц и т.д. Вся эта реквизиция носила бессистемный характер, неорганизованный, часто зависела от произвола агента. Иногда отбирались дойные коровы на убой, чтобы потом распределить вместо убоя их между своими комиссарами. Был случай в ст. Безпле мяновской, где реквизировали 30 голов на убой, из них 12 стельных коров. Казаки предупреждали, что это стельные коровы, но возраже ний не терпелось. Когда их стали резать, 12 коров повыкинули совсем взрослых телят. Этот факт рассказывал казак из Безплемяновской станицы.
Такая неорганизованная, бессистемная, да притом же грубая рек визиция продовольствия без объяснения, куда идет продовольствие, почему отбирается, страшно раздражала население, а ужаснейший террор затыкал им рот, и они молчали, боясь пожаловаться на несправедливые действия агентов.
Можно много было бы привести фактов несправедливого отноше ния к казакам местных властей, но все эти факты имели и имеют единственную основу — неверный подход к казачеству, непонимание их быта, игнорирование особых условий места. Местные власти, оче видно, думали, что раз в центре дают по 1/2 ф. и1/ 4 ф. хлеба на душу, значит, и здесь так надо. Так и было, хотя никто почти не брал этот паек, так как муки там было вдоволь и дешево, без карточек. Местный Совет народного хозяйства также был неправильно организован и работал очень плохо. Не было никакой связи с рабочими. Президиум был не избран, а назначен ревкомом. Связь с центром не поддержива лась, отчетность была никуда негодной.
За неделю до эвакуацию Урюпинской была назначена мобилиза ция казаков. Агитации никакой перед этим не велось. Власть боялась мобилизации — и на всякий случай были мобилизованы коммунисты, которых вместо того, чтобы послать на агитацию для лучшего прове дения мобилизации казаков, заперли в казарму.
Накопившаяся злоба, недовольство казачества поведением мест ных властей вылились при мобилизации в некоторых станицах в восстания, которые при приближении Деникина разрастались. Было необходимо эвакуировать Урюпинскую, но и тут некоторые члены ревкома своих родственников отправили заблаговременно, вызвав возмущение рабочих и панику среди жителей.
Эвакуацией руководил Выборнов, который не мог справиться со своей задачей, и все почти было оставлено неприятелю, както: часть хлеба, сельскохоз[яйственные] орудия, кожа, оборудование мастер ских и др. Военный руководитель, трое членов ревкома уехали рань ше, когда еще можно было оставаться на месте.
В заключение я должен сказать, что весь этот печальный опыт с Донской областью должен в корне изменить политику по отношению к казачеству, иначе нам трудно будет завоевать обратно Донскую область. Необходимо не словами и не выправкой учить казакоь ком
231
мунизму, а своим примером, делами, сделать ИХ верными союзниками Советской власти. А это сделать можно.
Член РКП Замоскворецкого района М.В.Нестеров
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.149—153. Заверенная в Казачьемотделе копия.
* Собственный заголовок документа.
** Датируется по входящему штампу Казачьего отдела. *** См. док. 88, 96.
159
К беженцам Донской области* (Воззвание Ф.К.Миронова)
г. Козлов 1 июля 1919 г.**
Граждане казаки и крестьяне!
В прошлом году многих из вас красновская контрреволюционная волна заставила оставить родные степи и хаты. Много пришлось пережить и выстрадать.
Обратный революционный шквал в январе месяце растрепал ка жущуюся мощь красновщины и то, что он завоевывал долгими меся цами и ценою десятков тысяч обманутого казачества, пришлось сдать в течение двухтрех недель. Вы вернулись в свои углы, правда, разоренные, но всетаки в свои. В своейто хате и дым сладок...
Наша расхлябанность и разнузданность, [непростительная само уверенность, а еще больше преступная политическая близорукость]*** создали генерала Деникина — и вновь пришлось всем вам искать убежища в чужих краях.
Но этот второй раз и будет разом последним.
Если одолеет генерал Деникин — спасения никому нет. Сколько не катись, сколько не уходи, а гденибудь да ждет тебя стена, где и прикончат тебя кадетские банды.
Но если одолеем мы, то я тоже вправе сказать, что сейчас мы ушли тоже последний раз, ибо и мы ведь с генералом Деникиным тоже церемониться не будем, как не будем церемониться с его белогвардей скою сворою, мы тоже прислоним эту милую компанию к стенке.
Ясно для каждого, что требуется понять и что нужно делать. Вывод ясен.
И я в последний раз зову: все, невзирая на свои годы, лишь бы были крепкие руки, да меткий, верный глаз, все под ружье, все под красное знамя труда, которое вручает мне сегодня революция.
Только дружным усилием и натиском, только дружным откликом на мой зов мы сломим тех, [кто изгнал нас. Только тогда мы, а не они, прислоним их к стенке. Не надейтесь, чтобы ктонибудь это сделал. Вам ясно: и так, и эдак — смерть... Так лучше эдак, лучше в борьбе, лучше потому, что ктонибудь да останется и расскажет потомству о герояхборцах, чем так, потому что тогда уж никто не останется и рассказать про славную борьбу внукам будет некому.
Итак — лучше эдак.]***.
232
Итак, граждане изгнанники — все ко мне... Граждане с граждан скою, а не обывательскою душою — все ко мне... Граждане, в ком не умер еще огонь свободолюбия, — все ко мне...
Бойтесь, если мертвые услышат и встанут, а вы будете спать.
Бойтесь, ибо цепи рабства уже над вашими головами.
Жизнь или смерть — другого выбора нет.
Да здравствует социальная революция!
Да здравствует чистая правда!
Донской казак ст. УстьМедведицкой Ф.К.Миронов Адрес мой: во всех уездных и волостных исполкомах и в штабе Южфронта.
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.49. Машинописная копия. ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.158. Типографский экз.
* Собственный заголовок документа.** В типографском экз. дата отсутствует.
* Текст в квадратных скобках в типографском экз. отсутствует.
160
Мандат Ф.К.Миронова, выданный Реввоенсоветом Южного фронта*
7294 г. Козлов 2 июля 1919 г.
Предъявитель сего, т. Миронов Филипп Кузьмин, постановлением Революционного военного совета Южного фронта назначен для фор мирования отдельного корпуса Южного фронта и его командующим на правах командарма.
Тов. Миронов в своих действиях стратегическиоперативного ха рактера ответствен и подчинен только командующему Южным фрон том, во всех же прочих отношениях несет ответственность только перед Реввоенсоветом Южного фронта и всеми теми установлениями и учреждениями Российской Республики, коим Реввоенсовет Юж[ного] фронта подчинен.
Никакое иное правительственное место, учреждение и лицо в Россий ской Советской Федеративной Социалистической Республике не имеет права давать т. Миронову предписание или требовать от него отчетов.
Право отстранения т. Миронова от должности или задержания принадлежит только командующему войсками и Реввоенсовету Юж ного фронта, равно как и учреждениям и лицам, коим сим подчинены.
Сим же мандатом т. Миронову присваивается право пользования прямыми проводами для переговоров на всем пространстве Советской Республики, равно как и право пользования всякими телефонами, подачей телеграмм, простых и военных, с соответствующими подпи сями, правом получения вне очереди билетов на проезд по всем железным дорогам Российской Республики в первом классе и внеоче редного обмена литеров, и правом проезда в штабных и особо предо ставленных ему вагонах.
233
Сим же мандатом т. Миронову присваивается право на ношение и хранение всякого рода оружия и право свободного передвижения во всякое время дня и ночи во всех городах и местностях Российской Республики, объявленных на военном и осадном положении, равно как и в районе военных действий.
Всем начальствующим лицам и учреждениям военного и граждан ского ведомств, равно и населению республики, предписывается ока зывать т. Миронову полное содействие при выполнении им своих [служебных] обязанностей.
Лица, кои учинят противодействие чемулибо в сем мандате изло женному, подлежат ответственности и подвергаются суду Революци онного военного трибунала.
Реввоенсовет Юж[ного] фронта: Сокольников, Мехоношин, В.Гиттис
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.8. С.130. Подлинник, заверенный печатью.
РГВА. Ф.29204. Оп.1. Д.85. Л.32—33. Машинописная копия.
* Аналогичный по тексту мандат был выдан Ф.К.Миронову 19 июня 1919 г. 6394 (ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.8. С.155. Заверенная копия).
161 Из постановления совещания Реввоенсовета Южного фронта с участием Л.Д.Троцкого о предоставлении Ф.К.Миронову отпуска
г. Козлов 2 июля 1919 г.
Присутствуют: Троцкий, Гиттис, Мехоношин, Сокольников.
...2. Реввоенсовет Южфронта увольняет т. Миронова в 10дневный отпуск, предложив, согласно выраженному т. Мироновым желанию, отправиться в Москву.
Председатель Революционного военного совета Республики Л.Троцкий
РГВА. Ф.33987. Оп.1. Д.113. Л.105. Подлинник.
162
Письмо члена РВС Особого корпуса С.Скалова В.ИЛенину об оказании содействия Ф.К.Миронову в деле формирования корпуса
3 июля 1919 г.
Уважаемый Владимир Ильич!
Необходимо Ваше содействие т. Миронову в успешной и крепкой организации нового корпуса. Снабдите всеми техническими средства
234
ми, чтобы этот корпус был действительно тараном в опытных руках т. Миронова. Тогда мы сможем разбить деникинские банды до уборки хлеба, который в этом году во всей Воронежской губернии необыкно венно хорош.
Тов. Миронов пользуется огромной популярностью среди местного населения, и к нему стекаются все истинные борцывоины.
Поэтому я убедительно прошу Вас принять самое близкое участие в формировании нами нового корпуса. Я работаю вместе с ним по ковке железного корпуса. Я — старый питерский работник, которого Вы хорошо знаете и можете вполне доверять.
Член Реввоенсовета Особого корпуса Южфронта С.Скалов
ГАРФ. Ф.130. Оп.З. Д.133. Л.515. Рукописная запись на телеграф
ном бланке.
РГВА. Ф.29204. Оп.1. Д.85. Л.34. Машинописная копия.
163 Директива Главкома о формировании донских дивизий на Южном фронте и возложении ответственности на Ф.К.Миронова
5579/ау 4 июля 1919 г.
Реввоенсовет Южфронта на 6433. Копия — Москва, начвсеро главштаба; Москва, Главснабу. Копия — командвостфронтом. Копия
— Москва, зампредреввоенсоветресп Склянскому
Приказываю:
На условиях, предложенных Реввоенсоветом Южфронта, на Южфронте сформировать 1ю и 2ю Донские кавал[ерийские] диви зии и 1ю Донскую стрелковую бригаду, присвоив полкам этих частей наименование: кавалерийским — 1й — 12й Донские кавалерийские, стрелковым — 1й — 9й Донские стрелковые.
Формирование 1й и 2й Донских кавдивизий и 1й Донской стрелковой дивизии возложить на т. Миронова.
Формирование вышеназванных частей произвести в районе Саранск, Инсар, Инзы.
2ю кавдивизию, как таковую, расформировать147, оставив номер этой дивизии на учете Полевого штаба.
Управления, штабы, учреждения, войсковые части и имущество 2й кавдивизий по усмотрению командюжфронта использовать час тью — как кадры на сформирование названных выше донских частей, частью — для укомплектования кавчастей фронта.
Донские части формировать строго по штатам приказа Реввоен совета Республики 220148.
Само формирование производить последовательно, в зависи мости от численности поступающего с Дона контингента и имуще ства, начиная примерно от кавалерийской бригады и стрелкового полка.
Об успехе формирования Южфронту доносить ежедневно.
Востфронту оказать всяческое содействие т. Миронову по рас квартированию донских частей в пределах подчиненных ему округов, не расходуя на формирование ни своих, ни окружных запасов — Приволжского и Уральского округов, так как формирование возлага ется на Южфронт. Тов. Миронову направлять все требования на пополнение людьми, лошадьми, имуществом через аппарат Южфрон та. Прошу Главснаба оказать зависящее энергичное содействие по снабжению формирующихся донских частей необходимою материаль ною частью, главным образом артиллерией и пулеметами.
235
Главком ВацетисВоенком Васильев
РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.60. Заверенная копия с печатью РВС
Южного фронта.
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С. 110. Заверенная копия с печатью
Казачьего отдела ВЦИК.
164—165
Выписки из протоколов заседаний Оргбюро ЦК РКП(б) о политике Донбюро
164
5 июля 1919 г.
Слушали: ...24. Тов. Смилга оглашает письмо т. Трифонова о поло жении дел на Южфронте и о Миронове*. Постановили: ...24. Передать письмо т. Трифонова т. Троцкому.
РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.112. Д.6. Л. 38. Машинописный экз.
* См. док. 147.
165 7 июля 1919 г.
Присутствовали: Крестинский, Серебряков, Муранов, Белоборо дов, Стасова, Новгородцева, Подбельский, Сырцов.
Слушали: ...2. Тов. Сырцов сообщает о необходимости вести работу в тылу у Деникина, об изменении в связи с этим работ Донбюро, о включении в Донбюро тов[арищей], могущих вести нелегальную рабо ту в Донобласти.
Постановили: ...2. Предложение об изменении состава Донбюро принято. Из прежнего состава Бюро утвердить тт. Сырцова, Шабли евского, Лукашина и Блохина и подыскать еще двух работников для Донбюро.
Организационое бюро для связи в Орле считается излишним.
РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.112. Д.6. Л.42. Машинописный экз.
166
Доклад Казачьего отдела ВЦИК в СНК об
ошибках в расказачивании и о порядке управления казачьими областями
Не позднее 5 июля 1919 г.1*
Казачий вопрос вновь встал на очередь ввиду чрезвычайно тяже лого положения советского фронта на юге (на ДонскоКубанском фронте) и на востоке (на УральскоОренбургском фронте). Поэтому Казачий отдел ВЦИК находит уместным и своевременным подвести итоги политике представителей Советской власти в казачьих облас тях, результатом которых была и будет колоссальная, в смысле жертв людьми и средствами, потеря громадной, по степени ценности и величине, территории Донской области. Вместе с тем Казачий отдел признает необходимым указать на историю казачества и казачьего вопроса, главным образом, с момента Октябрьской революции, так как без освещения этого периода времени некоторые выводы Казачьего отдела не будут надлежаще поняты.
В противовес контрреволюционным правительствам в казачьих об ластях, а вместе с тем и для ознакомления с нуждами истиннотрудового казачества, идущего иногда на поводу у генералов, помещиков, банкиров и прочей своры империалистов, благодаря своей темноте, центральная власть РСФСР признала необходимым призвать к совместной работе в ВЦИК трудовых пролетариевказаков, выбранных казачьими областя ми. Кроме этой задачи необходимо было показать трудовому казачеству, клеймящемуся и поныне плохо разбирающимися в жизни и быте каза чьего пролетариата и трудовиказемледельца "нагаечниками" и "царски ми опричниками", что трудовой казак признан гражданином РСФСР и должен принять самое горячее участие в строительстве новой светлой будущности человечества. Таким образом, был создан при ВЦИК с первых дней Октябрьской социалистической революции Казачий коми тет из предшествующих ему революционных казачьих организаций, существовавших с первых дней февральской революции. В дальнейшем Казачий комитет был переименован в Казачий отдсл.
Задачами этого Казачьего отдела были: 1) служить центральным, революционным в политическом отношении, органом трудового каза чества; 2) служить проводником идей Советской власти в казачьих областях; 3) быть выразителем нужд казачьих областей перед ВЦИК и Совнаркомом. Конечной целью Казачьего отдела явилось всемерное стремление к полному слиянию трудового казачества со всем осталь ным трудовым народом республики, а для этого проведение в каза чьих областях возможно скорейшего расслоения, с одной стороны, на бедняков (трудовиков) и, с другой стороны, на кулаков и присных им.
С начала же Октябрьской революции на сторону Советской власти стал трудовой казак и оказал резкое сопротивление своим контррево люционным элементам тем, что, вопервых, послал своих представи телей во ВЦИК и, вовторых, тем, что повел активную борьбу с генералами, помещиками и капиталистами не только своими, но и с успевшими спрятаться в казачьих областях из Центральных губерний России. Стоит только вспомнить 1й, 4, 14, 32 и 37й казачьи полки,
237
приехавшие на Дон, организовавшие там борьбу и добившиеся было полного торжества Советской власти на Дону, а Кубанская 5я диви зия — на Кубани. Есть и еще немало примеров горячему активному участию пролетариевказаков в борьбе за Советскую власть. В декаб ре прошлого года и в декабре нынешнего кто, как не трудовые казаки, помогли очищению части Донской области от красновских и деникинских банд; кто, как не казаки приняли участие в борьбе с Дутовым и Колчаком; кто, как не трудовые казаки, в большом числе сражаются на разных революционных фронтах с империалистами, гнездами засевши ми в хлебных и промышленных местах; кто, как не казаки недавно явились в незанятой еще в то время деникинской сворой палачей Донской области на мобилизацию, о которой Казачий отдел настойчиво просил уже давно и с трудом ее добился149, и из них формируются сейчас казачьи полки и дивизии. Не надо забывать, что этим казачьим частям приходилось и приходится воевать не только с империалистами, но и со своими отцами и братьями, вовлеченными по темноте своей в лагерь контрреволюционеров; однако это последнее обстоятельство не разрушает их боеспособность и стремление к укреплению Советской власти в казачьих областях, за очень редким исключением.
Таким образом, казалось бы, задачи Советской власти должны были получить правильное разрешение в казачьих областях, так как и трудовое революционное казачество было бы на стороне Советской власти и связь между ним и Советской властью могла быть тесной через представителей казачества в ВЦИК.
На деле, однако, положение оказалось не столь радужным. Ста рый, сгнивший в корне, строй приложил все усилия к тому, чтобы из страха перед вечно грозящей ему революцией со стороны пролетар ского населения создать себе оплот в лице какоголибо слоя населения или части его; для этого он, дав целый ряд привилегий верхушкам казачества, офицерству и др., закабалил, с одной стороны, тем самым трудовое казачество, а с другой стороны, поставил казачество как бы в особое положение перед всем остальным населением. Вместе с тем старый режим стал вселять иногородних в казачьи области. Этим он создал сразу антагонизм между казаками и иногородними, чем искус ственно вызывал озлобление казаков ко всем неказакам. Пользуясь этим антагонизмом, он натравливал казаков на остальное трудовое население в неказачьих областях и этим последним шагом создал видимую пропасть между остальным трудовым народом и казаками. Отсюда выросла та, неестественная по существу, ненависть к казакам не только несознательного элемента русского общества, но, что всего печальнее, и культурных слоев общества.
Такимто образом, у представителей Советской власти, являю щихся ответственными представителями политики ее, проявилось не только недоверие к возможности революционизирования казачества, но и положительная ярость ко всему, имеющему отношение к казачеству, и эта ярость настолько сильна, что эти ответственные руководители не только не пожелали глубже заинтересоваться для пользы дела проле тарской революции казачьим бытом и историей, но и, часто слепо не предвидя дальнейшего хода событий, заявляли категорически о немед ленном уничтожении казачества, как такового, а некоторые даже пол нейшего его уничтожения. Ни казацкие бунты против московской влас
238
ти в прежние века, ни бунты Стеньки Разина, Емельки Пугачева и других и, наконец, бунт казаков северных округов Донской области, отдела Кубанской области в 1905 г. и Сибирского в 1914 г. ими не был учтен.
Проблема немедленного уничтожения казачества, как такового, благодаря вышеописанному, приняла реальные формы не только в действиях целого ряда назначенных в казачьи области властей, совер шено чуждых пониманию истории и быта трудового казака, но и в директивах ЦК партии, данных, по мнению Казачьего отдела, без достаточно вдумчивого отношения к вековой жизни, сложившейся у казаков и глубокого понимания ее. Указывать примеры Казачий отдел не будет в этом докладе, не желая загромождать его бесконечно накопившимся материалом, который сообщен уже в ЦК партии, Пре зидиуму ВЦИК и хранится при делах Казачьего отдела. Результаты политики и сложного понимания отношения к казачеству быстро сказались: потеря Донской области в 1918 г., потеря Оренбургского и Уральского края в 1919 г. и, наконец, самая тяжелая и скорая потеря всей области Донской в июне нынешнего года; целый ряд восстаний в станицах и хуторах областей в разное время. Могут сказать,что эти восстания лишь указывают на глубокие корни контрреволюции в казачестве. По глубокому убеждению Казачьего отдела, это, мало того, что неверное мнение, но и, по меньшей мере, легкомысленное.
Казачий отдел предлагает вернуться на прошедшие два года и проследить историю восстаний в показанных областях; насколько часто эти восстания вызывались ошибочной политикой центра, после измененной; возьмите историю комбедов и ряд кулацких, а смеем утверждать, пролетарских восстаний против них. Возьмите восстания против грабителей, насильников, мошенников и т.д., примазавшихся к советскому пирогу. Держась одной линии поведения, следовало бы сказать, что, как и казачество, эти восставшие пролетарские элемен ты тоже контрреволюционны и тоже подлежат уничтожению. Однако этого не говорят и не делают.
С одной стороны, следует сказать, что видимое единение казачьих пролетарских и трудовых масс с центром разлеталось как мыльный пузырь благодаря тому, что фактически народные избранники в лице Казачьего отдела очутились за крепкой стеной, отделившей их от трудового казачества, и не по своей вине. На самом деле Казачий отдел мог быть авторитетным только тогда, когда бы действительный контроль деятельности властей в казачьих областях находился в его руках; когда бы пролетарские и трудовые массы казачества и иного родних, населяющих казацкие области, на самом деле чувствовали и видели, что все вопросы бытового, экономического и политического характера, а также вопросы управления решаются с непосредствен ным участием Казачьего отдела. Вместе с тем население казачьих областей чувствовало бы тогда настоятельную и неизбежную необхо димость исполнения всего, предписываемого центром, раз и их из бранники требуют от него этого. При таких условиях деятельность Казачьего отдела оживилась бы, завязались бы непосредственные сношения трудового населения с центральной властью, со всеми нуждами общеобластного характера, население казачьих областей стало бы обращаться в Казачий отдел, чувствуя, что здесь они получат необходимые разъяснения и удовлетворение справедливых
239
требований. Наконец, благодаря такой непосредственной и живой связи с населением этих областей Казачий отдел мог бы постоянно наблюдать за настроением масс и сдерживать их от необдуманных выступлений не только обыденного порядка, но и контрреволюционных.
Между тем, несмотря на декрет от 1 июня 1918 г.150, до сих пор не отмененный и прямо предписывающий разрешение вопросов, касаю щихся казачьих областей и войск, производить при непосредственном участии Казачьего отдела; несмотря на неоднократные подтверждения этого пункта декрета, и даже в нынешнем году Председателем ВЦИК т. Калининым, — такой чрезвычайно важный вопрос, как организация Советской власти в Донской области, был разрешен Народным комисса риатом внутренних дел не только без участия Казачьего отдела или коголибо из казаков, а даже Казачий отдел не был поставлен в извест ность о предпринимаемых или предпринятых уже в этом направлении шагах. В состав Донского областного революционного комитета были назначены лица в большей своей части совершенно незнакомые ни с бытом, ни историческим укладом жизни Донской области. Результаты такого назначения уже сказались; этот Донской комитет оказался не жизнеспособным. Вместо него работало и продолжало работать Граж дупр, которое издавало, опятьтаки не зная жизни Донской области, декреты, в корне подрывающие престиж Советской власти среди казачьего трудового населения и не отменяло положительно диких, вызывающих восстания, приказов расходившихся райревкомов.
Характерным примером может служить приказ 27 [Котельни ковского Совета] и других местных властей: о снятии лампас, о запрещении именоваться казаками, о переименовании станиц и хуто ров, об огульных реквизициях скота, о запрещениях ярмарок и т.п. Ни один из этих приказов не был отменен Граждупром, а многие из них были даже предписаны им, несмотря на явную тенденцию их вызвать (Казачий отдел этого не знает) восстания. Пришлось вмешаться в это чисто областное дело самому т. Ленину, который и послал срочную телеграмму с предписанием отменить все эти приказы2*. Казачьему отде лу, однако, известно, что телеграмма т. Ленина не дошла до некоторых районов Донской области, а если и дошла, то приведена в исполнение не была. Наконец, на все предложения Казачьего отдела о настоятельной мобилизации казаков донских, астраханских, уральских и оренбургских Казачий отдел не получил никакого удовлетворения.
Наконец, общая политика поведения партии в отношении казаче ства была изложена в директивах ЦК партии большевиков и предло жена к исполнению как в Уральскую область, так и политотделу Южного фронта и Донбюро.
Директивы (повсеместный в казачьих областях террор по отноше нию к казачеству и немедленное расказачивание)3* были даны без всякого участия в обсуждении с фракцией коммунистов Казачьего отдела, которая могла бы поправить линию поведения по отношению к казачеству, дабы Советской Республике не пришлось расплачивать ся за результаты этой политики. Результаты опятьтаки налицо: на массовый террор без разбора (доказательного материала достаточно дано Президиуму ВЦИК) население казачьих областей ответило мас совыми восстаниями, и много тех средних элементов казачества, которые могли бы примкнуть к общей пролетарской семье и повести
вместе с нею борьбу с деникинцами и их прихвостнями, отшатнулись от Советской власти и очутились в лагере Деникина, благодаря чему область Донская, а также и Уральская, так легко и безо всякой почти борьбы очутилась сейчас в руках Деникина и Дутова.
Выводы из всего изложенного напрашиваются сами собой, и Каза чий отдел формулирует их вкратце и предлагает вместе с тем обсу дить и принять проект декрета о казачьих областях.
Выводы, которые Казачий отдел просит принять в качестве ин струкции для народных комиссариатов, таковы:
Все приказы и распоряжения в отношении строительства Совет ской власти, а также и линии ее поведения в казачьих областях, изданные до сего времени местными властями, должны быть отменены.
Существующие в казачьих областях революционные областные комитеты должны быть распущены и на их место должны быть образованы новые из лиц, назначенных Народным комиссариатом внутренних дел по соглашению с ЦК партии и Казачьим отделом. В состав их должны войти лица, или принадлежащие к коренному населению казачьих областей (казаки и иногородние), или хорошо знающие быт и историю их.
Эти комитеты должны немедлено в контакте с Казачьим отде лом начать подготовительные работы, дабы быть готовыми по посте пенному занятию казачьих областей к решительному и твердому строительству Советской власти в них, в соответствии с духом всего законодательства РСФСР. Областные Советы назначают и утвержда ют временные районные комитеты, впредь до введения в районах системы Советов, что зависит от решения Совнаркома по представле нию Казачьего отдела.
Коммунистическая фракция комитета должна составлять основ ное ядро коммунистов в казачьих областях, впредь до созыва общеоб ластных конференций и взамен ныне существующих (Донбюро). В это ядро должен войти представитель от ЦК партии на равных правах с остальными членами ядра.
Казачьему отделу должно быть предоставлено руководство в отношении 11 казачьих областей в полном контакте со всеми народ ными комиссариатами.
Казачий отдел имеет право командировать своих представите лей в коллегии всех народных комиссариатов на правах членов последних и утверждаемых порядком, указанным в §44 Конституции РСФСР.
Декрет об устройстве казачьих областей должен быть немедлен но распространен среди казаков и иногородних через перебежчиков с соответстующим воззванием от ВЦИК.
В действующие на казачьих фронтах части по мере возможнос ти назначать комиссарами, хотя бы в крупные соединения, как то: корпуса и армии, казаков.
Издание, по мере возможности, казачьей газеты151.
Мобилизация и формирование казачьих частей должно проис ходить при непосредственном участии Казачьего отдела.
В дополнение, Казачий отдел, предоставляя проект декрета4* о порядке правления казачьими областями, находит, что издание в настоящее время иных декретов, прямо говорящих о полном уравне
241
нии казачьего населения в правах со всем трудовым населением РСФСР и об административном устройстве казачества несвоевремен но по следующим соображениям:
Декрет об уравнении может быть понят и даже должен, как закон о расказачивании, чем сейчас же воспользуется Деникин, Дутов и компания для возбуждения темных казачьих масс против Советской власти, между тем как их необходимо привлечь на свою сторону тем или иным способом.
Обсуждение вопроса об административном устройстве этих областей лучше всего разрешить, собрав достаточно веский статисти ческий материал, при непосредственном участии областных комите тов, по вопросам экономическим и бытовым.
Заведующий Казачьим отделом ВЦИК Ф.Степанов
Члены: Л.Коробов, Изюмский
Секретарь И.Долгачев
Комиссар по казачьим делам М.Макаров
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л.2—9. Подлинник.РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.65. Д.34. Л.105—112. Заверенная копия.
1* Этот доклад был утвержден на заседании Казачьего отдела (прот.
74) от 5 июля (ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л.1). 8 июля доклад был направлен в СНК (за 1516) (ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.8. Л.75). 18 июля — он был зарегистрирован в Секретариате ЦК РКП(б).
2* Так в тексте
3
* См. док. 88 и комментарий к нему.
4* К докладу прилагался проект декрета "О порядке управления казачьими областями" (ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л.10—11; РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.65. Д.34. Л.113—114). Не публикуется.
167
Протокол заседания Казачьего отдела ВЦИК Советов
75 г. Москва — Кремль 7 июля 1919 г.
Присутствовали: Степанов, Мошкаров, Макаров, Кайгородов, Ко робов и Долгачев.
Председательствует т. Степанов при секретаре т. Долгачеве.
Слушали: 1. Доклад командира Особого корпуса Южфронта т. Миронова о положении Южного фронта в связи вообще с казачьи ми вопросами, выдвигаемыми ныне как вообще жизнью, так и совре менным положением152.
Постановили: 1. Признав доклад т. Миронова подробно освещаю щим положение как самого существа казачьих вопросов, так и отно шения трудового казачества к Советской власти, всецело трудовым казачеством признающим, выразить т. Миронову за его обстоятель ный доклад глубокую благодарность, приняв во внимание указанные т. Мироновым нужды фронта и лишения вступавших в ряды Красной Армии добровольцев из трудового казачества и удовлетворить хода
242
тайство т. Миронова о посылке в его корпус всех прибывающих казаков в Москву и вообще всех казаков, свободных от ответственных занятий и работ153.
Председатель Ф.Степанов
Члены: М.Макаров, Леонид Коробов, Изюмский
Секретарь Долгачев
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л. 12. Подлинник.
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.42. Заверенная копия.
168
"Будем ли мы и дальше слепы?" (Доклад Ф.К.Миронова В.И.Ленину)
г. Москва 8 июля 1919 г.
Председателю Совета Обороны Республики гражданину Ленину
Мобилизация донских казаков на Западный фронт была предре шена еще 15 марта 1919 г., когда состоялось постановление Реввоен совета республики1*. На формирование дивизии я уже получил пред писание Главкома от 16 марта за 22662*.
По каким соображениям была отменена эта мобилизация и допу щена страшная ошибка мне, конечно, неизвестно. Перед решением вопроса о мобилизации мною была подана такая объяснительная записка3*:
"Политическая революция 27 февраля 1917 г. застала молодое казачество на фронте империалистической бойни, где оно под влия нием захватывающего революционного течения шло в ногу с солдат скими массами и, хоть до некоторой степени, но политически воспи тывалось. За этим делом следили красные казачьи офицеры, которых, к стыду донского офицерства, оказалось так мало к великой минуте начавшегося освобождения трудящихся масс от гнета капитала.
Старое казачество — отцы и деды — жило на Дону прежнею полицейскою жизнью, где ум человека, его душа, были всецело во власти попа, станичного атамана, окружного атамана, где мысль о царе оставалась священною и происшедший переворот попрежнему приписывался "внутренним врагам".
На борьбу с этим невежеством никто не вышел; отдельные личнос ти, пытающиеся разъяснить смысл происшедшего переворота чуть не пробивались4* камнями.
Время шло. Приближалась социальная революция. Эта революция застала фронтовое казачество на старых местах, но уже с неотвязчи выми думами, а в некоторых случаях, требованиями: "на Дон". Гене рал Каледин готовил этому казачеству иное, а именно борьбу с большевиками в Екатеринославской губ. и Донецком бассейне. Фрон товое казачество не поддержало замысла своего начальства и осталось верным трудовому народу. Отказ 32го, 37го и др. полков от выпол нения боевого приказа под г. Александровском, причем полк 32й был встречен большевиками с музыкой. Генерал Каледин застрелился. То,
243
что не удалось генералу Каледину, удалось генералу Краснову (а в наши дни еще в большей степени генералу Деникину). Вернувшись по домам, лишенное живого общения с политическими центрами, лишен ное политического воспитания, подпавшее в конце концов, благодаря умственной отсталости, всецело под влияние отцов и дедов, а также контрреволюционного духовенства и офицерства — фронтовое каза чество перешло бессознательно для себя в стан врагов народа. О, многомного мы все в этом виноваты! Дон был заброшен, предостав лен самому себе, чтобы захлебнуться потом в собственной крови. Нужно отметить, что в этот момент (март—апрель) окраины Дона начали подвергаться безудержному разгулу провокаторов, влившихся в огромном числе в тогдашние красногвардейские ряды: пылали отдельные хутора, обстреливались церкви артогнем во время богослу жения и т.п. Генералы Мамонтовы, полковники растегаевы ликовали: поводы к казачьему восстанию сама революция вкладывала в руки этих жандармов царя. Эта тяжелая драма фронтового казачества будет когданибудь освещена беспристрастно историей. Сотни казаков расстреляны черною кликою, тысячи томятся по тюрьмам и шахтам.
Политически невежественным и отсталым Дон остается и поныне. Революция сделала такие углубления, что бедный ум станичника бессилен разобраться в совершающихся событиях, бессилен понять размах пролетарской революции, охватившей полмира. Ему непонят на вызываемая голодом страны происходящая теперь на Дону рекви зиция скота и хлебных запасов5*.
Исходя из этого, глубоко убежденный, что казачество не так контрреволюционно, как на него смотрят и стараются обрисовать, и что при тактичности и умелой политической работе его вновь можно вернуть в стан борцов за пролетарские интересы, я, уезжая на Западный фронт, 15 марта предложил Реввоенсовету республики такие мероприятия:
"Чтобы казачье население Дона удержать сочувствующим Совет ской власти, необходимо:
Считаться с его историческим, бытовым и религиозным укладом жизни. Время и умелые политические работники разрушат темноту и фанатизм казаков, привитые вековым казарменным воспитанием старо го полицейского строя, проникшим во весь организм казака.
В революционный период борьбы с буржуазией, пока контрре волюция не задушена на Дону, вся обстановка повелительно требует, чтобы идея коммунизма приводилась в умы казачьего и коренного крестьянского населения путем лекций, бесед, брошюр и т.п., но ни в коем случае не насаждалась и не прививалась насильственно, как это "обещается" теперь всеми поступками и приемами "случайных коммунистов".
В данный момент не нужно бы брать на учет живого и мертвого инвентаря, а лучше объявить твердые цены, по которым и требовать поставки продуктов от населения, предъявляя это требование к целому обществу данного поселения, причем необходи мо считаться со степенью зажиточности его.
Предоставить населению под руководством опытных политичес ких работников строить жизнь самим, строго следя за тем, чтобы контрреволюционные элементы не проникали к власти, а для этого:
Лучше было бы, чтобы были созваны окружные съезды для выбора окружных Советов и вся полнота власти передана была бы исполнительным органам этих съездов, а не случайно назначенных лиц, как это сделано теперь. На съезды должны прибыть крупные политические работники из центра. Нельзя не обращать внимания на невежественную сторону казачества, которое до сих пор не видело светлых политических работников и всецело находилось в руках реакционного офицерства и духовенства, и т.д."6*
И только один человек понял меня, только один человек согла сился со мною — т. Аралов. Он на моей записке написал: "Всецело присоединяюсь к политическим соображениям и требованиям и считаю их справедливыми. Член РВС Республики Аралов"7*.
И если бы все согласились, как согласился т. Аралов, — теперь мы Донского фронта не имели бы.
Будем ли мы и дальше слепы? Нет! Это стоит слишком дорого! Гражданин Владимир Ильич, мне поручено формирование корпуса. Прошу оказать мне всемерную поддержку, чтобы я мог в самое короткое время создать ту силу, которая передаст нам инициативу на Донском фронте, и головою ручаюсь, что чрез полтора месяца мы выбросим деникинские банды из советской России. Кто бы что бы про меня не лгал, что бы не клеветал, я торжественно заявляю пред лицом пролетариата, что делу его не изменял и не изменю. Прошу одного — понять .меня, понять как беспартийного, но стоящего на страже рево люции с 1906 г. Все подозрения и обвинения людей, не понимающих сущности коммунистических идей, тяжелы и обидны! Не мне одному от этих толкователей тяжело и больно, а тяжело и больно становится всему трудовому крестьянству!!! [О казаках помолчим.]8*
Граж[данин] Миронов[1) 3000 казаков (уральских) в с. Покровском.2) Из пленных донских казаков.]9*
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л.12. Подлинник из Казачьего отдела.
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.ЗЗ—34. Подлинник, авторский экз.
1
* См. коммент. 135.2* См. док. 123.
3
* См. док. 130. 4* Так в тексте. 5* В фонде В.И.Ленина сохранилась заключительная часть доклада
со слова "исходя".
6
* См. док. 125.
7* В фонде В.И.Ленина в частично сохранившемся подлинном докладе Миронова имеются пометки, сделанные рукой Ленина. В частнос ти, данный абзац дважды отчеркнут на полях с обеих сторон, после него в круглых скобках указана дата (15.III.1919) (РЦХИДНИ. Ф.2.Оп.1. Д.10528. Л.1).
8
* Слова в квадартных скобках имеются только в экз., хранящемсяв фонде В.И.Ленина и вписаны рукой Миронова (РЦХИДНИ. Ф.2.
Оп.1. Д.10528. Л.1).
9
* На обороте доклада Миронова имеется пометка В.И.Ленина, сде ланная, вероятно, в ходе беседы с Мироновым: "Р[еволюционный]в[оенный] совет ф[ор]м[и]ру[е]мого корпуса [—] Миронов, Трифонов (с В.Ф.), Соколов + Машкаров не назначен еще" (РЦХИДНИ.
Ф.2. Оп.1. Д.10528. Л.1 об.).
245
169
Протокол заседания Казачьего отдела ВЦИК
Советов о кооптации Ф.К.Миронова в состав
Казачьего отдела
76 Москва—Кремль 10 июля 1919 г.
Присутствовали: Степанов, Макаров, Мошкаров, Коробов, Кузю бердин, Кайгородов, Изюмский, Краснушкин и Долгачев. Председательствует т. Степанов при секретаре Долгачеве.
Слушали: 1. О кооптации в члены Каз. отд. ВЦИК казака Усть Медведицкого округа Донской области Филиппа Кузьмича Миронова и доклад по сему вопросу члена Каз. отд. ВЦИК т. Мошкарова154.
Постановили: 1. С чувством глубокой и искренней благодарности к т. Миронову за всю его боевую деятельность по укреплению Совет ской власти и защите прав и интересов трудового казачества и принимая во внимание полную преданность т. Миронова Советской власти, наглядно доказанной им своими убеждениями, засвидетельст вованными не только словами, но и кровавыми боями с противниками строя Советской власти в течение двух лет, причем т. Миронов стя жал себе славу непобедимого вождя, кооптировать т. Миронова в члены Казачьего отдела ВЦИК, использовав его знания как военного стратега на фронте в действующей армии по усмотрению высших военных властей. Для установления полной связи с т. Мироновым и вместе с тем и с соответствующим фронтом и для наилучшей полити ческой работы командировать в помощь т. Миронову члена Казачьего отдела ВЦИК по избранию последнего155.
Принято единогласно.
Председатель Ф.Степанов
Члены: М.Макаров, Коробов, Изюмский
Секретарь Долгачев
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д.4. Л.13. Подлинник. ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С.43. Заверенная копия.
170 "Принять меры к прекращению огульной травли казачества" (Письмо фракции коммунистов Казачьего отдела ВЦИК Московскому городскому комитету РКП(б))
29 15 июля 1919 г.
В печати в последнее время, почти изо дня в день, упоминается о казачестве, как контрреволюционном элементе, причем казаки вооб ще именуются "казачьими бандами", "опричниками" и т.п. Совершенно не упоминается, что в высшем центральном органе Советской Респуб
лики есть преданнейшие пролетарской революции казаки, как и в других советских установлениях; что на самом красном фронте бо рются на стороне Советской власти целые полки, дивизии и корпуса трудовых казаков, стремясь со всем остальным трудовым народом к уничтожению белогвардейских банд во главе с Деникиными, Дутовы ми и др. империалистами, не говоря уже о вековых восстаниях трудового казачества против угнетателей и насильников из лагеря самодержавцев и их прихлебателей; за время с 1905 г. был целый ряд казачьих бунтов в Донской и Кубанской областях и в Сибирском и других казачьих войсках, с категорическими требованиями об осво бождении казаков от полицейской службы, об уничтожении сословий, об отобрании в пользу трудового народа помещичьих, дворянских и др. земель и т.п.; что эти бунты подавлялись самодержавием с неслы ханными жестокостями. А потому в целях наиболее справедливого отношения к трудовому казачеству и всестороннего освещения по казачьему вопросу фракция коммунистов Казачьего отдела ВЦИК просит принять меры к прекращению огульной травли казачества как такового.
Председатель фракции М.Макаров
Секретарь [подпись неразборчива]
РЦХИДНИ.Ф.17.ОП.65.Д.116.Л.101,101 об. Подлинник. Машино
пись на бланке Казачьего отдела ВЦИК, заверена печатью бюро
коммунистической фракции этого отдела.
171 Мандат, выданный Ф.К.Мироновым гражданину И.ЗабейВорота, с обращением к донским беженцам и дезертирам
г. Саранск 18 июля 1919 г.
Предъявитель сего гражданин Илья ЗабейВорота (бывший ко мандир полка), прибывший в распоряжение командира Донского от дельного корпуса 17го сего июля, командируется мною по р. Волге до г. Камышина с целью сбора донских беженцев, способных носить оружие, и объявления им пункта, куда они должны направляться.
Отстаивая позицию социальной революции (уничтожение частной собственности на землю и переход ее в руки народа без выкупа; уничтожение частной собственности на фабрики, заводы и т.п. про мышленные предприятия, где применялся наемный труд; за переход железных дорог и богатств земли в распоряжение трудового народа; за уничтожение эксплуатации человека человеком и т.п. принципы, в коих коренится народное благополучие), в то же время отрицаю стремления отдельных агентов Советской власти, деяния и поступки которых враждебно настроили народные массы против самой идеи этой власти.
Я заявляю в этом мандате трудовому народу, что рабство, которое несут Колчак, Деникин и др. прихвостни буржуазии, в 1000 раз будет горше создавшегося положения. И уж одно это должно сплотить всех
247
нас на борьбу против генералов и адмиралов и всех негодяев, как с той стороны стремящихся ввергнуть народ в кабалу помещику и капиталу, так и негодяев с нашей стороны, подрывающих идею Советской власти, подрывающих святость идей коммунистического учения.
На Красном знамени Донского отдельного корпуса написано: "Да здравствует социальная справедливость! Да здравствует чистая пгав да! Да здравствует революционная железная дисциплина!.." "Долой хулиганов, порочащих чистые идеалы революции!.." (Из моего воззва ния от 1 февраля 1918 г. в сл. Михайловке.)
С этими лозунгами мы победим всякую контрреволюцию, победим и своих дезертиров. Всех дезертиров, прибывших в ряды Донского корпуса, социальная революция примет как детей и вернет их в свои села честными гражданами, исполнившими долг пред рабочекрес тьянской революцией.
Донские беженцы, дезертиры и добровольцы, стекайтесь скорее под Красное знамя труда, которое будет держать железная дисцип лина Донского корпуса!
Командующий Донским отдельным корпусом граж[данин] казак УстьМедведицкой [Ф.КМиронов]
РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.57. Отпуск с подлинника.
172 Статья А.Черноморцева "Красные казаки" в
"Народной газете", издававшейся в "белом"
РостовенаДону156
г. РостовкаДону 19 июля 1919 г.*
Много писалось о тех, кто находится в "красном" лагере врагов величия нашей Родины, но в первую голову нам интересно узнать, что делают там наши же родные казаки, стоящие против нас, а вместе с тем и против ясной необходимости создать порядок и возможность правильной жизни в нашем истерзанном смутой государстве.
Пробывши по необходимости некоторое время в стане наших врагов, я хотел бы поделиться с обширным кругом читателей "Народ ной газеты" всем тем материалом, который накопился у меня за время почти пятимесячного пребывания среди "красных" всех рангов, долж ностей и наименований.
К великой чести всего нашего казачества, надо резко подчеркнуть, что в лагере "большевиков" природных казаков самое незначительное количество, большинство из них попали туда частью по недоразуме нию, частью по недомыслию, а иногда и вынужденные обстоятельст вами.
Это, конечно, не оправдывает их пребывание в кругу врагов Родины и казачества, но дает нам большую надежду, что они могут в самом непродолжительном времени одуматься и вновь вернуться к честному и доблестному выполнению своего долга казакагражданина.
Кроме этих заблудших есть незначительная доля казаков, созна тельно продавших свою рыцарскую честь.
Для этих нет извинений, и к ним не должно быть ни одной капли снисхождения, так как надо считать за правило, что никакое другое чувство не двигало их на измену своему долгу и воинской чести, как только или жажда власти, или просто "толстые пучки" керенок, на раздачу которых так таровата "Советская" власть.
Как я уже говорил, таких к счастью, немного, но все же изменники должны быть известны всем и их дела должны быть представлены во всей отвратительной наготе.
Одним из главных действующих лиц является бывший войсковой старшина Миронов.
Мне довелось близко с ним познакомиться и наблюдать его дея тельность во время наиболее серьезных наступлений красных каза ков, находившихся под его командой.
Это было в июле, августе и сентябре 1918 г., также во время неудачного наступления красных в октябре и ноября того же года. Прежде всего качества Миронова, как человека и военачальника, весьма сильно раздуты.
За этот период он командовал всего лишь бригадой, силы которой не превосходили 3 тыс. человек, а что наиболее важно в смысле освещения его деятельности, так это то, что его действия не прости рались за пределы узкой полосы шириной в 20 верст, т.е. в районе, неизменно связанном с долиной реки Медведицы, т.е. у себя дома. Силы Миронова составляла главным образом пехота, укомплектован ная не казаками, а почти сплошь иногородцами.
Чисто казачья пехотная часть — это булавинский дивизион, но он пополняется главным образом из так называемых штрафных казаков.
Каждого сдавшегося или перешедшего на его сторону казака Миронов не рискует записать в конницу, из которой легче бежать, а отдает в пехоту, которая находилась у него на особом подозрении, и всегда ставил в такое положение, что идти вперед ее понуждало не столько сознание необходимости, сколько безвыходность положения.
Когда перешедший к Миронову бывал достаточно испытан или, вернее, настолько завязал в сомнениях о возможности раскаяться и получить прощение, что становился настоящим большевиком, то его переводили в конницу.
Миронов искусно применяет систему запугивания, причем не гнушается прибегать и к мести, в этом случае он неумолим. Среди его злых деяний насчитывается немало сожженных и раз грабленных хуторов и станиц родного Дона.
На основании личных моих наблюдений я осмеливаюсь утверж
дать, что разговоры о широком влиянии Миронова на массы казаче
ства неосновательны и выявлены они теми, кто ищет в этих случаях
объяснений некоторым нашим неудачам в прошлом. Можно с большой
достоверностью утверждать, что в этих неудачах надо искать иные
причины, кроющиеся значительно глубже, и только наличие этих
причин позволяло Миронову играть коекакую роль, как политичес
кую, так и военную.
Мне, как близко стоявшему к самым высоким большевистским штабам и на глазах которого протекали почти пять месяцев деятель
249
ности этого бывшего войскового старшины, совершенно ясно, что значение Миронова как личности вообще и его влияние на современ ную обстановку в частности далеко преувеличено.
Повторяю, что это зависит от того, что некоторые деятели ищут причин и их объяснений в той или другой личности, а не в общей, весьма сложной обстановке.
Я утверждаю, что Миронов, как вождь красных казаков, вообще не пользуется таким авторитетом у главных заправил большевист ских вожделений относительно Юга России, как это теперь принято писать и думать. Я уже говорил, что силы Миронова не превосходили бригады, причем снабжение их всем необходимым было далеко не столько полным, как это водилось в других советских и излюбленных высокими комиссарами частях.
Кроме того, на основании многих фактов, я смею утверждать, что советские власти часто совершенно не доверяли Миронову, а потому и оставляли его почти без снабжения.
В то время как все остальные большевистские части были в изобилии снабжены всем, бригада Миронова никогда не имела ни одного автомобиля, не говоря уже о поездах, коими обильно снабжа лись красные дивизии Киквидзе, Сиверса и им подобных.
В личных отношениях Миронов тоже не пользовался никаким весом. Во время приближения наших сил к Царицыну в августе и октябре, а также и декабре месяце 1918 г. бригада Миронова совер шенно не играла такой большой роли, чтобы на нее можно было обратить особое внимание и приписать ее командиру особо выдаю щуюся роль.
Переходя к рассмотрению самого Миронова как личности, необхо димо особенно ярко подчеркнуть, что он привычный алкоголик. В его штабе всегда разливанное море, в котором Миронов топит угрызение совести, мучающее его, ибо не чувствовать свою измену общему делу он не может. Но честолюбивые замыслы гонят и гонят его вперед и вперед.
Он уже не может остановиться.
Возврата к прошлому для Миронова нет и быть не может.
Он это отлично чувствует и продолжает упрямо переоценивать свое значение:
— Я или Краснов, — говорил он поздней осенью 1918 г.
Вероятно, в этом году, когда он приближался к Новочеркасску, его слова были:
— Я или Богаевский.
Замыслы Миронова не ограничивались только фразами и словами, распространяемыми в его приказах, прокламациях, на митингах, до которых он большой охотник и на которых, надо отдать ему справед ливость, легко овладевает толпой.
Дабы окончательно выяснить значение Миронова в наступлении красных в истекшем году, необходимо подчеркнуть, что само наступ ление было грандиозно и велось очень большими силами, кроме того, в его разработке участвовали столь крупные военные силы большеви ков, что заключение будет совершенно ясным.
Миронов со своим военным талантом и политическим значением совершенно не может играть большой роли, иметь какоголибо значе ния, либо влияния.
250
Из всего вышесказанного можно заключить, что Миронов — дутая величина, и потому невольно являются следующие вопросы:
— Велика ли территория, на которой Миронов пользовался влия
нием? Нет, всего лишь неполный УстьМедведицкий округ.
— Велики ли силы примкнувшего к нему красного казачества?
Силы эти исчислялись в самые лучшие моменты удач Миронова едва лишь 5ю тыс. человек.
— Мог ли Миронов, обладая такими ничтожными силами, поднять казачество?
Нет, тем более что разложение и перемены в настроении казачьих масс были вне района влияния Миронова.
— Мог ли Миронов иметь какоелибо влияние на ход наступления красных сил на Дон вообще?
Нет и нет, потому что сам Миронов никогда никаким значением и влиянием среди всемогущих комиссаров не пользовался и по своему властному и крайне неровному и вспыльчивому характеру пользо ваться таковым никогда не будет.
— Почему же на его личность обращено было столько внима ния?
Мне кажется потому, что на стороне красных столь мало казаков из бывших офицеров, что личность одного из них вообще должна привлекать на себя внимание, особенно если добавить, что у Миронова нельзя отнять наличие некоторых незаурядных качеств, как то: орга низаторских, общественного влияния в своем округе, большой силы воли, характера и казачьей военной сметки.
АЛерноморцев
ГАРФ. Ф.1235. Оп.82. Д.15. Л.385—388. Заверенная копия.
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.2. С.160—163. Заверенная копия.
2
* На первой странице машинописной копии, хранящейся среди документов Ф.К.Миронова, имеется следующая пометка: "Насто ящая статья напечатана в "Народной газете", издаваемой в Рос товенаДону редакторамииздателями Н.Т.Добровольским (Ник.Туземцевым), от 19 июля 1919 г. 90".
173
"Целесообразнее будет приостановить всякое формирование" (Докладная записка члена
Реввоенсовета Донского корпуса С.И.Скалова
Г.Я.Сокольникову об условиях формирования Донского корпуса)
Не позднее 20 июля 1919 г.*
Члену Реввоенсовета т. Сокольникову
Тов. Сокольников, мне необходимо с Вами поделиться своими впечатлениями и наблюдениями о том материале, который Вы мне поручили, и выводами, к которым я пришсл. Когда возникла мысль о
251
создании Донкорпа, я был сторонником этого формирования, хотя и тогда считал эту ставку весьма рискованной, но на этот опасный путь вынуждали сложившиеся тогда неблагоприятные обстоятельства фронта. Главным образом в отчаяние меня приводило беспомощное, непродуманное командование Хвесина. Я готов был тогда войти в союз с самим чертом, лишь бы положить конец тому отчаянию, которое вконец деморализовало наш фронт. Второе обстоятельство было то, что при нашем отступлении с Дона было выведено много казаков (мобилизованных), которых желательно было наилучшим образом использовать, а это можно было сделать, по уверению тогда Миронова, только с помощью его.
На деле получилось обратное: все мобилизованные силы вступили в первые попавшиеся части (если были таковые), ненадежные ушли от него из глубокого тыла, оставшиеся большинством, судя по выяс няющемуся настроению, ждут, вероятно, более благоприятного слу чая. Они теперь же требуют уплаты им полной стоимости лошадей и выдачи свидетельств о том, что они мобилизованы, а не добровольцы, на случай, вероятно, перехода к Деникину. Сам Миронов не только не доверяет им, он их боится, и весьма серьезно. Также смотрят ответ ственные коммунисты. Это показывает наглядно, что его влияние на общую массу казаков не так велико, как об этом говорилось.
Третье неблагоприятное условие нашего формирования заключа ется в том, что мы слишком поздно приступили к этой работе, она теперь не нужна. Нам нужно создать корпус, а людей у нас имеется всего на один полк. Сегодня получена телеграмма из Аткарска, что нам высылается первая партия мобилизованных, всего 19 человек. Вот все, что мы получили за все время. То, что произошло в Смоленске157, Вам известно, они ушли к полякам. Следовательно, придется брать из других частей, чтоб сформировать корпус, для этого потребуется много времени. В настоящее время нет смысла создавать без нужды то, что может иметь нежелательные для нас последствия. Политическому воспитанию они почти не поддаются. Устойчивости никакой, все зависит от настроения, настроение созда ется военным успехом. Притом, это весьма стадное племя, и переход из одного лагеря в другой для них ничего не составляет. Тем более при вековом враждебном отношении к коренному русскому мужику и рабочему, особенно к иудейству, которое в нашей Советской Рес публике и армии пользуется равными правами, чего, конечно, нет у Деникина. Наоборот, там много станичников, братьев, отцов. Все это, вместе взятое, создает среди них враждебное к нам отношение. Погова ривают о том, что когда на Дону была Советская власть, расстрелива ли казаков, теперь призывают защищать ее. И если часть с нами идет сознательно, то эта часть маленькая, остальные идут для того, чтобы отобрать у Деникина то, что забрал он у них. Заветная мечта каждого из них — Дон для донцев.
Из всего вышеизложенного я прихожу к заключению, что целесо образнее будет приостановить всякое формирование несуществую щих сил. То, что имеется, влить в разные действующие части. Комко ру поручить командование (на Ваше усмотрение) лучше 9й армией. Политработников влить туда же, они своей работой будут противодей ствовать всякому единоличному влиянию. Ненадежных спешить, по
252
садить надежных. И чем скорее сделаете, тем быстрее прекратите нашу бездеятельность.
Член Реввоенсовета Донкорпуса [Скалов]
[Приписка рукой С.Скалова]: "Это письмо было послано т. Соколь никову и получено им числа 20 июля 1919 г. Скалов."
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.З. Л.220, 220 об. Машинописная копия,заверенная рукой автора.
* Дата установлена по содержанию.
174 Планпрограмма доклада Ф.К.Миронова на 25 июля 1919 г.1*
Не позднее 25 июля 1919 г.
Повод: "Красный Хопер" с заметкою "Мироновцы", а к ней телеграмма от 13 июня и вообще отношение ко мне: поначалу — формирование корпуса, затем — дивизии и т.п.
Из "Волки в овечьей шкуре"2* и доклад Фридолина.
Участие в революции 1906 г. и "офицер"; запас, офицер и спасение бежавшего арестанта в 1908 г.
Революция 1917 г. и мои стремления удержать казачество от контрреволюционных выступлений.
Строительство 23й дивизии: михайловское дело158 и письмо Лестева.
Борьба с 12 мая [1918 г.] по 1 марта [1919 г.].
Прорыв: телеграмма Медведовскому. Шашка, часы.
Речь Краснова, кошмар и др. статьи.
Что такое контрреволюция и ссылка.
Ошибки на Дону по газетным статьям: БеляковаГорского и
др.159
Возвраттелеграмма.
Строительство армии — Смилга и "Правда" 146160.
Сектантыкоммунисты.
"Мироновцы", "Волки в овечьей шкуре" из "Донской правды" и приказ Фицхелаурова.
Письмо Лестева — тутто и много волков.
Постановление Казачьего отдела о кооптации3*. Телеграмма Троцкого, что на 23ю дивизию смотрит Россия, и постановление о сдаче Борисоглебска.
Я беспартийный. Укрепление социальной революции или за воевание средств производства. Далее строительство коммунальной жизни, полагая, что это дело — дело мирного времени. Сейчас необ ходимо покончить с контрреволюцией.
Мое расхождение: во времени и в приемах. Я нахожу необходимым участие всего народа, а не одной партии. Показом. Со мною вся беднота, середняки и, безусловно, часть мелкой буржуазии.
253
С Вами — нет середняка, а за ним тянется и беднота, ибо партия сейчас не может дать орудий производства, а без них беднота не может создать ценностей. И безусловно, все контрреволюционные силы не ослабли, а питаются и всякий промах стараются использовать как средство агитации в глазах народных масс. [Он] не даст того рая, о котором мы мечтаем. Это я заявил Троцкому, Ленину и Калинину4*.
Насильственное строительство недолговечно. Пример — Пара гвайская коммуна161. Поведение казаков должно быть самое безупречное. Не постесня юсь ни перед чем взгреть всякого хулигана за насилие и самовольство.
РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.62, 62 об. Машинопись на телеграф
ном бланке.
1* Собственный заголовок документа.
2* См. коммент. 103.
3* См. док. 169.
4* См. док. 154.
175
"...Меры к предоставлению Вам полногоспокойствия приняты..."(Телеграмма Казачьего отдела ВЦИКФ.К.Миронову)
252 25 июля 1919 г.162
Пензенской губ. Саранск. Командиру Особого корпуса т. Миронову
Приняты все меры к предоставлению Вам полного спокойствия в Вашей работе. Едут тт. Макаров, Кузюбердин, один от ЦЕКА пар тии163.
Казачий отдел ВЦИК
ГАРФ. Ф.1235. Оп.83. Д. 15. Л. 152. Подлинник.ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т.4. С. 108. Заверенная копия с печатью
Казачьего отдела.
Раздел IIIМЯТЕЖ
176 "Требую именем революции и от лица измученного казачества прекратить политику его истребления" (Письмо Ф.К.Миронова В.ИЛенину)
г. Саранск 31 июля 1919 г.
Гражданин Владимир Ильич!
В 158 газеты "Правда" от 20 июля объявлен конкурс на рабочекрестьянские сочинения164. Дано десять тем, из коих хочется остановиться на самых жгучих для данного момента:
Почему некоторые крестьяне идут против Советской власти и в чем их ошибка?
Кто такие контрреволюционеры?
25 июля на митинге мне подана записка: "Что такое революция и как должно жить человечество?" Эта 11я тема, стоящая вне конкурса, уже казалась бы запоздавшею после того, как революция совершилась и строительство жизни человека на новых началах продолжается около двух лет, — выдвинутая всем ходом последних событий, — является самой жгучей, самой больной, ответа на которую жаждет услышать вся многомиллионная крестьянская масса, все трудовое казачество и как неотъемлемый член этого однородного тела
— масса рабочая, неослепленная утопическими полетами в область "любви к дальнему" за счет "любви к ближнему".
24 июня с.г. со ст. Анна я подал Вам шифрованную телеграмму, в которой, между прочим, писал1*: "...Я стоял и стою не за келейное строительство социальной жизни, не по узкопартийной программе, а за строительство гласное, в котором народ принимал бы живое учас тие. Я тут буржуазии и кулацких элементов не имею в виду. Только такое строительство вызовет симпатии крестьянской массы и части истинной интеллигенции..."
И далее: "...не только на Дону деятельность некоторых ревкомов, особотделов, трибуналов и некоторых комиссаров вызвало поголовное восстание, но это восстание грозит разлиться широкою волной в крес тьянских массах по лицу всей Республики. Если сказать, что на народ ных митингах в селах Новая Чигла, ВерхнеТишанка и др. открыто раздавались голоса: "Давай царя!", то будет понятным настроение толщи крестьянской, дающей такой большой процент дезертиров, образующих отряды зеленых. Восстание в Еловатке на реке Терсе и пока глухое, но сильное брожение в большинстве уездов Саратовской губернии грозит полным крахом делу социальной революции. Я человек беспартийный, но слишком много отдал здоровья и сил в борьбе за социальную революцию, чтобы равнодушно смотреть, как генерал Деникин на коне "Коммуния" будет топтать красное знамя труда".
255

Комментариев нет: