среда, 30 июля 2008 г.

Филипп Кузьмич Миронов 1

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД
«ДЕМОКРАТИЯ»
ДОКУМЕНТЫ
ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙАКАДЕМИКА А.Н.ЯКОВЛЕВА
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
академик А. Н. Яковлев (председатель),профессор Е. Т. Гайдар, А. А. Дмитриев,профессор В. П. Козлов, профессор С. В. Мироненко,профессор В. П. Наумов,профессор Р. Г. Пихоя (заместитель председателя),академик Е. М. Примаковакадемик Г. Н. Севостьянов, С. А. Филатов
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД
«ДЕМОКРАТИЯ»
ДОКУМЕНТЫ
ФилиппМиронов
Тихий Дон в 19171921 гг.
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ТОМА:
В.Данилов, Т.Шанин (ответственные редакторы), Л. Двойных, В. Виноградов, О. Наумов
СОСТАВИТЕЛИ:
В. Данилов, Н. Тархова (ответственные составители),А. Венков, Т. Голышкина, В. Кондрашин, В. Михалева,Н. Муравьева, А. Николаев, А. Растеряева,А. Федоренко, П. Чернопицкий
МОСКВА 1997
ББК 63.3(2Рос)74Т46
В подготовке сборника принимали участие:
Междисциплинарный академический центр социальных наук (Интерцентр),Институт Российской истории РАН,Российский государственный военный архив,Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ,Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории.
Филипп Миронов. (Тихий Дон в 1917—1921 гг.).
Документы и материалы. /Под редакцией В. Данилова, Т46 Т. Шанина.М. 1997792 с. ISBN 5895110010
Сборник документов о трагической судьбе донс кого казачества в революции и гражданской войне со ставлен по материалам архивов ЦК РКП(б), ВЧКОГПУ,Красной Армии, а также архивов ВЦИК и Донисполкома. В основе сборника — подлинные документы Фи
липпа Кузьмина Миронова, личности яркой и героичес кой, и документы, связанные с его деятельностью. Оноказался в центре событий, развернушихся на Дону, пы тался защитить идеи социальной справедливости и сво боды в условиях жесточайшей борьбы за власть, крайней идеологической и политической нетерпимости в ус ловиях революции и братоубийственной гражданской
войны.
ББК 63.3(2Рос)74
© В. Данилов, Н. Тархова, А. Венков и др. составители. ISBN 5895110010 © Фонд "ДЕМОКРАТИЯ", 1997
Введение
целом все то, что происходило на Дону в 1917—1921 гг. было неотрывной частью русской революции, когда противоборство двух основных сил приняло особенно ожес
точенный и открытый характер. На Дону оно оказалось более продолжительным и разрушительным, чем в других районах стра ны.
Особое, может быть, наибольшее внимание историков, писателей ипублицистов привлекли образ и деятельность Филиппа Кузьмича Миро нова — личности необычайно яркой и героической. Казак УстьМедведиц кой станицы (ныне г. Серафимович Волгоградской обл.), наделенный исключительным мужеством и военным талантом, кавалер всех георгиевских наград, включая золотое оружие, и ряда орденов за участие в русскояпонской войне и первой мировой войне, дослужившийся до весьма высокого звания войскового старшины (подполковника) и должностикомандира полка. При этом еще в 1906 г. Ф.К.Миронов протестовал против использования казаков при подавлении волнений 1905—1906 гг. в городах и селах России. Это стоило ему увольнения с воинской службы (до новогопризыва в 1914 г.).
В 1918—1921 гг. Ф.К.Миронов оказался в центре событий на Дону, пытаясь осуществить и защитить идеи социальной справедливости и свободы в условиях жесточайшей борьбы за власть, за землю, за хлеб, —в условиях гражданской войны. Часто он оказывался между боровшимися силами. Каждая из них неоднократно приговаривала Миронова к смерти. В концеконцов смертный приговор привела в исполнение именно та сила, которой он себя отдал.
5
Исторические исследования1, историкопублицистические и художе ственные произведения2 о Миронове содержат немалый документальный материал, извлеченный из разных архивов. Привлекал внимание всех
характер мироновских документов — письма, обращения, приказы, докладные записки, телеграммы, выступления и воспоминания, написанные собственноручно. Они наполнены наблюдениями и переживаниями авто ра, выраженными к тому же очень ярко и образно. Наконец, эти документы поражают искренностью их составителя и его бесстрашием говорить правду кому бы то ни было.
Два обстоятельства предопределили специфику донских событий. Одно из них связано с массовым исходом после Октября 1917.г. белых и вообще антикрасных сил из революционного и голодающего центра Рос сии на хлебный и, по меньшей мере, консервативный юг — на Дон и Кубань прежде всего. Здесь была создана и подготовлена к походу на
Москву Добровольческая армия. Сюда же она возвращалась после пора жения под Москвой.
Другое, причем главное обстоятельство, придавшее крайнюю ожесточен ность гражданской войне на Дону, было связано с социальной ситуацией вказачьих землях России, среди которых Донская область занимала первое место уже потому, что находилась ближе других к историческому центру России.
Казачество — сословно обособленная часть сельского населения, крестьянская по происхождению, а для основной массы — и по характеру труда и образу жизни. Тяжкая воинская повинность казачества возмеща лась (хотя и далеко не полно) сословными привилегиями, прежде всеголучшим земельным обеспечением, гарантированным принадлежностью огромных массивов земель казачьему войску как самоуправляющейся организации.
Система самоуправления в рамках отдельных селений или их локаль ных групп (станиц с тянувшимися к ним хуторами) представляла собойказачью разновидность русской сельской общины и в хозяйственном отношении выполняла те же функции — прежде всего организация землепользования и межхозяйственной кооперации. Однако крестьянская община непосредственно интегрировалась в систему государственного (адо 1861 г. и помещичьего) управления. Казачья же поселенная общинаизначально включалась в систему самоуправления казачьего войска,когдато противостоявшего государству как таковому. До конца XVIII в. казачьи области часто становились своеобразной базой соци ального протеста крестьянства против самодержавнокрепостническо го режима. Однако после разгрома пугачевщины окончательно завер шилась трансформация казачества в военнослужилое сословие, под чиненное государству и зависимое от него. Казачество успешно выпол няло роль военной силы в пограничных районах. Со второй половины XIX в. казаков стали часто привлекать как военнополицейскую силу,
особенно при подавлении восстаний крестьян и антиправительственных выступлений рабочих. К началу XX в. от казачьей "вольницы" остались лишь воспоминания. Давно потеряли смысл и забылись законы казачьих земель — "С Дона
выдачи нет" и т.п., действительно противостоявшие государственным началам.
Напротив, быстро нарастала и укреплялась сословная замкнутость, ставшая основным средством защиты казачьих земель от "вожделений" крестьян переселенцев с перенаселенного (в аграрном отношении) Центра и экологически неблагоприятного Севера России на Дон, на Кубань, в Оренбуржье...
Остановимся на социальноэкономической характеристике населения Дона к началу XX в., так как без этого нельзя понять особенности
гражданской войны в казачьем крае. Прежде всего — казачество. В Области войска Донского насчитыва
лось 1,5 млн казаков, составлявших 47% сельского населения. Казачье
6
войско владело 11,6 млн десятин земли, т.е. 77,3%. Земельный фонд войска Донского включал станичные наделы — 9,6 млн десятин и войсковой запас — около 2 млн десятин. Станичные земли распределялись на паи среди мужского населения. В 1916 г. насчитывалось 525 404 пая: по 12,8десятин в среднем, т.е. по 52 десятины на казачий двор, включающие не только пахотные и дворовые (садовоогородные) участки индивидуального пользования, но и сенокосные, пастбищные, лесные и другие участкиобщинного пользования. Социальное расслоение заметно дифференциро вало казачью среду. По современным подсчетам в ней насчитывалось
24,6% бедняков, 51,6% середняков и 23,8% действительно зажиточных и богатых. В округах, пограничных с крестьянской Россией, размер каза чьего земельного пая был в 2—3 раза меньше общедонского.
Другую группу составляло "коренное крестьянство", сформировав шееся еще в дореформенное время в пограничных округах — Таганрог ском, Донецком, ВерхнеДонском, УстьМедведицком и Хоперском — частью из бывших помещичьих, частью из других категорий сельского населения. В 1917 г. "коренных крестьян" было 911 тыс., т.е. 28,5% сель ского населения Округа войска Донского. "Коренные крестьяне" владели 565,1 тыс. десятин земли, т.е. 3,8% (в среднем 1,25 десятины на мужскуюдушу). При таких нормах землепользования неудивительно, что 20% крестьянских хозяйств были безземельными и свыше 40% малоземельны ми (до 5 десятин на двор).
Третью группу сельского населения составляли так называемые ино городние. Переселенческое движение крестьян из центральных и север ных губерний на юг резко усилилось с начала 80х годов XIX в., когда было, наконец, отменено "временнообязанное состояние" бывших кре постных по отношению к помещикам. Массовый приток новых переселен цев быстро заполонил Дон, Кубань и Ставрополье. Казачья среда встречала их враждебно, отказывая в поселении и наделении землей, окрести ла "иногородними", не имеющими права на постоянное местожительство. В массе своей они были обречены на положение арендаторов земли или батраков. Иногородних в 1917 г. на Дону насчитывалось свыше 721 тыс. человек (по другим данным, их было больше — до 1,12 млн человек). Из них не имели посевов 49,6%, не владели рабочим скотом 56,4%. И собст венных, и арендованных земель приходилось по 0,06 десятины пашни на мужскую душу.
Наконец, Область войска Донского не была свободной и от помещи чьего землевладения, сосредоточенного главным образом в Таганрогскоми Донецком округах. В 1912 г. по области в целом насчитывалось 4370
помещичьих имений земельной площадью 1 млн десятинЗ. Как и во всей России, земля была главным, но не единственным фактором, способствующим революционному процессу на Дону. Нараста
ла борьба за хлеб, порожденная непосильным для России участием в первой мировой войне. Угроза голода уже в 1916 г. заставила царское правительство пойти по пути принудительных заготовок хлеба с помощью разверстки и приступить к созданию "хлебармии"...
Итак, земля и хлеб. Об этом со всей определенностью свидетельство вал 1й Донской областной крестьянский съезд, состоявшийся в Новочеркасске 14—24 мая 1917 г. и показавший возникновение политически осо знанного противостояния общественных сил на Дону, во многом предоп ределившего дальнейший ход событий.
На крестьянском съезде официальные позиции казачества как сосло вия были изложены М.П.Богаевским, которого часто называли "донскимсоловьем", вскоре избранным председателем Донского Войскового Круга (26 мая — 18 июня 1917 г.), а затем товарищем (заместителем) Войсковогоатамана А.М.Каледина. Выступая по приглашению съезда как один из докладчиков по земельному вопросу, М.П.Богаевский с порога отбросил слова "братство и пр.", которые "скоро забываются", и заявил о том, что
7
"казаки имеют право говорить, что земля принадлежит им, казакам , демонстративно игнорируя исходное крестьянское требование равенства прав на землю всех, кто ее обрабатывает.
Богаевский был готов пойти навстречу требованиям "коренных крес тьян". Он даже был согласен передать "коренным крестьянам" часть земель войскового запаса и некоторые помещичьи земли. "Эти земли, — говорил Богаевский, — ...бесспорно заслуживают вашего, крестьяне, вни мания. В какойто степени земли эти могут быть использованы и в интересах казаков, и в интересах крестьян... В Таганрогском и в Донецком округе есть много земель частновладельческих. Земли эти политые вашим трудовым потом, должны быть наиболее близки сердцу крестьян". И далее: "Как нам устроить совместную жизнь? В отношении земли, я должен сказать, что мы потянем свое полотенце, а вы, крестьяне, свое".
Никаких прав иногородним Богаевский давать не собирался. Более того: он стремился объединить казаков и "коренных крестьян" против иногородних. "Только сговорившись и столковавшись с вами, — обращал ся он к "коренным крестьянам", — мы можем наметить способы к разрешению судьбы иногородних". Но превыше всего — интересы каза чества. Мы... всеми мерами будем добиваться отстаивания своих кровных интересов", — провозгласил Богаевский4.
Богаевский отнюдь не был самым ярым сторонником казачьих прав. Были и те, которые провозглашали: "Крестьян долой, им не может быть места на Дону! "5 Однако и М.П.Богаевский не оставил для крестьян никаких надежд. Как выразился один из крестьян, выступавших на съезде, у него "на душе... после слов гна Богаевского о том, что не нужно говорить о братстве между казаками и крестьянами, стало так темно, что кругом все как в тумане"6. Из "тумана", оставленного в душах крестьян заявлениями казачьих лидеров весной 1917 г., с неизбежностью вырастала крестьянская поддержка расказачивания весной 1919 г. Альтернативой кровавой борьбе за землю могло быть только братство казаков и крестьян.
Позицию Донского областного крестьянского съезда можно изложить по его решениям, которые пронизаны идеями всеобщего равенства и полноправия. Постановление "О земле" было принято съездом едино гласно и с "громовым, долго не смолкающим "Ура!": Приведем выдержку из него:
"Исходя из основного положения, что земля, как воздух и человек, ничья, является созданием материприроды и лишь в силу неправильно сложившихся исторических условий она захвачена отдельными лицами и группами, что противно нравственному чувству и сознанию трудо вого народа, мы, уполномоченные от крестьян и иногородних всей области, съехавшись на Областной крестьянский съезд, постановили:
1. Всякая собственность на земли в пределах Российского государ ства навсегда отменяется. 2. Все земли, входящие в состав Российского государства, являются достоянием всего народа. 3. Все без исключения земли, составляющие собственность личную, общественную и государственную, переходят в распоряжение всего народа без выкупа... 5. Напользование этим общенародным достоянием имеют равное право все граждане и гражданки России. 6. Пользование землей в сельскохозяйст венных целях предоставляется только тому, кто обрабатывает ее своим личным трудом. 1. Пользование землей должно быть уравнитель нотрудовым". За общей частью постановления следовал подробный перечень требований (22 пункта) "для разрешения земельного вопроса вОбласти войска Донского", адресованные Учредительному собранию. "Все земли", включая юртовые (казачьи надельные), должны были войти в "областную часть общенародного земельного фонда", право пользования которым "распространяется на всех граждан и гражданок государства Российского" — на "казаков, крестьян и иногородних безраз
лично"7.
8
Как видим, все основные положения постановлений Донского крестьян ского съезда вполне соответствовали содержанию известного "Примерного наказа", составленного на основании 242 наказов, доставленных на I Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов 4—28 мая 1917 г., и былиосуществлены в России крестьянской революцией, вступавшей весной 1917 г. в решающую стадию.
"Дайте хлеба!" — таким было главное требование к крестьянскому съезду Войскового атамана Волошинова и министра земледелия во Времен ном правительстве Шингарева. Они ссылались при этом на угрозу голода и факты реального голодания в армии и в городах. Съезд отозвался на этот призыв. В постановлении "По продовольственному вопросу" поддерживалась
хлебная монополия и установление твердых цен, но одновременно выдвига лось "требование о скорейшем проведении монополии на все предметы первой необходимости с установлением твердых цен в соответствии с ценами на хлеб". В связи с практикой реквизиций хлеба и скота продовольственными органами Временного правительства съезд потребовал, чтобы хлеб реквизи ровали "в первую очередь у помещиков, коннозаводчиков и ссыпщиков (скупщиков. — В.Д.), а затем уже у крестьян". Съезд согласился с установлением "хлебного пайка для трудового крестьянства", хотя и признал его "слишком низким"8. Однако все требования крестьянского съезда остались
не выполненными. Государственные заготовки из урожая 1917 г., проводив шиеся методом реквизиций, послужили одним из факторов перерастания крестьянской борьбы против помещиков в борьбу и против политики Вре менного правительства, сделали ее одной из основных опор большевистского переворота в октябре 1917 г.
Материалы Донского областного крестьянского съезда в мае 1917 г. позволяют понять ту социальнополитическую ситуацию на Дону, из которой вырастала трагедия донского казачества. Казалось, что весь ход событий
сдвигал казачество к быстро нарастающему противостоянию с остальной Россией, где революция все больше выдвигала на передний план самые острые проблемы — перераспределение земли, ликвидация сословного не равенства, установление народовластия.
Казачья верхушка сделала попытку отгородиться от объятой пламенем крестьянской войны центральной России посредством административно территориального обособления. На Дону Большой Войсковой Круг, собрав шийся 26 мая (8 июня) 1917 г., буквально на второй день после областногокрестьянского съезда, создал Донское войсковое правительство во главе с генералом А.М.Калединым и М.П.Богаевским, что практически означало провозглашение сословной казачьей республики. В конце октября при пер
вых известиях о большевистском перевороте Войсковое правительство при
няло на себя всю полноту государственной власти и ввело военное положе
ние, направленное прежде всего против неказачьего населения Дона.
Крах каледенщины был неизбежен, поскольку изначально она противопоставила себя большинству населения Дона, вопервых, и грубо про считалась в оценке политических настроений возвращавшихся домой казачьих фронтовых полков, вовторых. О том и другом убедительно свидетельствует документ 1, приведенный в настоящем сборнике —
"Открытое письмо" Ф.К.Миронова члену Донского Войскового правительства П.М.Агееву от 15 декабря 1917 г. Письмо напоминает о требованиях про буждающейся части казачества, прозвучавших еще до Октябрьской революции: "Немедленной отставки членов Войскового правительства и немедленного переизбрания членов Войскового Круга на демократичес ких началах... немедленное введение на Дону земства, дабы в этих учреждениях казачество имело возможность рука об руку идти вместе с трудовым неказачьим населением области и т.д." Эти требования датиру
ются 3 сентября 1917 г.
Миронов заявлял: "И тогда, и теперь я всецело присоединяюсь к этой
резолюции и если она будет проведена в жизнь, то гражданская война
9
на Дону умрет сама по себе и Дон будет спасен от разорения!" В своих "Воспоминаниях о гражданской войне на Дону" Миронов сообщит о своем выступлении в родной УстьМедведицкой станице в начале мая 1917 г.: "Нет теперь на Дону ни казака, ни мужика, а есть только граждане равныево всем" (док. 76). Такая позиция, как мы видели по материалам крестьянского съезда, была совершенно неприемлема для казачьих верхов, но вызывала доверие и поддержку в самых широких слоях крестьянства и казачьей бедноты. Эта позиция Миронова, как свидетельствуют документы сборни ка, объясняет во многом и его безусловный авторитет на Дону, и его расхождения и столкновения как с "белой", так и с "красной" идеологи
ческой нетерпимостью.
Документ 1 (письмо от 15 декабря 1917 г.) важен еще и тем, что в немизложены исходные взгляды Ф.К.Миронова на большевизм. Они были резко отрицательными: "Большевизм и реакционные силы — союзники", посколь ку им присуща нетерпимость не только друг к другу, но и ко всем не
согласным с ними. Большевики страшны "для целости России". В то же время они являются "неестественными" союзниками кадетов, поскольку "в атаку на народные завоевания" последние "пойдут теперь через боль шевизм".
Немного позже Миронов засвидетельствует: "Когда 25 октября больше вики захватили власть, то откровенно скажу, я встретил несочувственно..." (док. 7). Такое "несочувственное" отношение отразилось, как мы видим, вписьме от 15 декабря 1917 г. Однако очень скоро отношение к большевикам станет меняться. 3 января 1918 г. 32й казачий полк под командованием Миронова отправлялся с позиций на Румынском фронте в родные края,
получив боевой приказ командования: по дороге "занять г. Александровск,
выбив оттуда большевиков". Полк выступил походным порядком, "объявив
открыто, что в бой с большевиками вступать не будем, а вступим в братство" (док. 7).
25 января 1918 г. в обращении к казакам УстьМедведицкого округа Миронов излагает свое понимание социализма и программ социалистичес ких партий России. "Вообще социализм, — говорится в этом обращении,
— стремится к добру, к совершенству, прогрессу, равенству; он ищет преобладания правосудия, разума, свободы". К этой общей цели социалис тические партии "идут различными дорогами": "партия народных социа листов говорит, что и землю, и волю, и права народу окончательно мы дадим через 50 лет"; партия правых социалистовреволюционеров — через 35 лет; партия левых эсеров — через 20 лет; партия социалдемократовменьшевиков— через 10 лет; и только партия социалдемократов больше виков — "Все трудовому народу и все теперь же!" Отмечается, что большевики "не признают постепенного проведения в жизнь своих требова ний, сообразно с условиями данного момента" и "никакого единения с другими партиями, особенно буржуазными", что они "во всех своих дейст виях крайне прямолинейны..." (док. 4). Наконец, 9 марта 1918 г., оглядываясь на прожитую жизнь, Ф.К.Миронов скажет: "К идее большевизма я
подошел осторожными шагами и на протяжении долгих лет, но подошел верно и отдам свои убеждения только с головою" (док 7).
Революция на Дону весной 1918 г. набирала силу, чему весьма способст вовало согласие Москвы на автономию Донской области и на разработку полномочным съездом городских и сельских Советов своего аграрного зако нопроекта (с последующим утверждением Совнаркомом)9 (см. док. 141 идр.). 23 марта 1918 г. была провозглашена Донская Советская республика,просуществовавшая фактически до 8 мая 1918 г., когда немецкие войска после оккупации Украины захватили Таганрог и РостовнаДону. В результате власть на Дону оказалась в руках генерала П.Н.Краснова, начавшего своеатаманство с отмены не только всех советских законов, но и законов Времен
ного правительства, и объявления похода против власти Советов. Надежда на переход к мирной жизни была утрачена.
10
Летом 1918 г. Донская армия генерала П.Н.Краснова пошла к Волге, чтобы захватом Царицына лишить центральные районы России послед ней возможности получать хлеб с юга. Однако армия встретила сопротив ление еще в пределах Области войска Донского, а на Медведице и Хопреона столкнулась с организованными казачьими отрядами, выступавшимипод красными знаменами. Наиболее крупный и боевой отряд был создан Ф.К.Мироновым и В.С.Ковалевым — председателем ЦИК первой Донской Советской республики.
Документы сборника ( 10—75) отражают борьбу красного казачест
ва против Донской армии, конкретно — партизанского отряда казаков,
сформированного по призыву Миронова (док. 13, 14, 16, 17 и др.) в конце
мая — начале июня 1918 г., и действовавшего на местном Себряковском
"боевом" участке". В июле 1918 г. этот отряд становится бригадой, удержав
шей Хоперско—УстьМедведицкий фронт, а в сентябре 1918 г.— 1й Мед
ведицкой советской дивизией (с ноября 1918 г.— 23я дивизия Красной
Армии). Мироновцы вели тяжелые оборонительные бои в июне—августе
1918 г., участвовали в сражениях в сентябре—ноябре 1918 г. под Царицыном.
15—18 сентября 1918 г. дивизии были вручены Красные знамена от имени
Московского Совета и ВЦИК (док 56). Восторженное отношение бойцов
дивизии к Миронову находит отражение в коллективном обращении во
ВЦИК с представлением их командира Кузьмина (без указания имени и
фамилии!) к награде орденом Красного Знамени. Президиум ВЦИК
28 сентября 1918 г. в числе первых трех награжденных первым советским
орденом называет "т. Кузьмича" (док. 57).
Мироновская дивизия оказывается ударной в наступлении и разгроме красновской армии и в возвращении восточных и северных округов Дона Советской России; в развертывании общего наступления на юг — на Новочеркасск, в основные районы казачьего Тихого Дона. Телеграмма председателя Реввоенсовета Республики Л.Д.Троцкого Ф.К.Миронову от
12 января 1919 г. с приветствием бойцам "Вашей заслуженной дивизии" заканчивалась словами: "Вся Россия смотрит с ожиданием на Вас" (док. 75).
Тем не менее, несмотря на проявленные стойкость и героизм, созда ние боеспособной советской дивизии из казаков, явное сближение с большевизмом в политическом отношении, бывший "войсковой старши на", как и все казачество в целом, у большевистского руководства оставались под подозрением. Очень характерным в этом отношении является письмо И.В.Сталина, посланное В.И.Ленину из Царицына 4
августа 1918 г. Объясняя тяжелое положение на фронте, он в числепричин называет "казачий состав войск Миронова", поскольку казаки "не могут, не хотят вести решительную борьбу с казачьей контрреволюцией":оказывается они "целыми полками переходили на сторону Миронова" для того, чтобы получить оружие, узнать расположение красных частей "и потом увести за собой... целые полки" к Краснову. В результате, "естественно", разбили Миронова "наголову" (док. 46). Разбитый "наголову"Миронов продолжал держать оборону Царицына, очень скоро оказался в рядах тех, кто разобьет красновцев и поведет наступление, котороемогло бы закончить гражданскую войну в 1919 г. Его личный героизм и успехи руководимой им дивизии будут неоднократно отмечаться (док. 63 и др.), но орден Красного Знамени он так и не получит. Гдето
постановление Президиума ВЦИК о награждении "т. Кузьмича" не будет утверждено. Оценка поведения казаков в сталинском письме была довольно типич ной для взглядов значительной части большевистского руководства. Пре
дельное упрощение в понимании событий гражданской войны, крайняя
односторонность и прямолинейность оценок и суждений усиливали соци
альное размежевание, разжигали политические страсти и вели к новым
и новым жертвам. А бесконечные митинги и переходы с одной стороны
11
на другую одиночками, группами и целыми полками отражали нечтоиное, отнюдь не соответствующее тому, что утверждалось в сталинском письме. Это был мучительный процесс выбора позиций в граж данской войне. Если говорить об основной массе ее участников, то
можно со всей определенностью сказать, что воевать они шли по необходимости, вынужденно. Это показывают документы той и другой стороны, помещенные в сборнике (док. 9, 11, 22—26, 28, 30, 36, 45, 55,62, 66, 70, 73, 76).
Весна 1919 г., отмеченная ужасами политики расказачивания, принявшей наиболее кровавые формы на Дону, явилась тяжелейшим испы танием для Ф.К.Миронова в его отношениях, с одной стороны, с казачьекрестьянской массой родных краев и, с другой — с властью. Этой теме посвящен IIй раздел сборника документов, охватывающий время с 15 января по 25 июля 1919 г. В историческом исследовании революции и гражданской войны понятие "расказачивание" имеет два весьма различ ных содержания. Одно из них связано с ликвидацией сословных различий в обществе, давно назревшем демократическом акте, направленном прежде всего на ликвидацию сословных привилегий дворянства и сословных ограничений крестьянства. Для казачества сословные привилегии были связаны с тяжелейшей воинской повинностью, ставшей невыносимой в годы мировой войны. В среде казаков фронтовиков возникло требование о переходе к отбыванию воинских повинностей на общих основаниях, хотя
это могло привести к утрате преимуществ в земельном обеспечении и других льгот. Не случайно уже в мае 1917 г. на Донском областном крестьянском съезде на эту тему прозвучали вопросы10. Как отмечалось, в это же время Ф.К.Миронов заявлял об отказе от сословных различий между казаками и крестьянами. Известно также, что осенью 1917 г. ряд станиц на Дону и в других казачьих землях приняли решение о собствен
номрасказачивании.
11(24) ноября 1917 г. был принят Декрет ВЦИК и СНК "Об уничтоже нии сословий и гражданских чинов"12. И хотя в самом декрете слово "казачество" не употреблялось, юридически как сословие оно было уп разднено.
Совершенно иной смысл слову "расказачивание" был придан в начале 1919 г. и связано это было с массовым террором, направленным в значитель ной мере на физическое истребление казаков и их растворение в крестьян ской среде посредством массового переселения крестьян из малоземельных
районов России. В памяти историков старшего поколения, к которым принадлежит и автор этих строк, прочно хранится связь политики расказачивания с "директивой Я.М.Свердлова от 15 января 1919 г." В 1989 г. был опубликован протокол заседания только что созданного Орга низационного бюро ЦК РКП(б) от 24 января 1919 г. с пометкой публикаторов: "В протоколе этого и ряда других заседаний Оргбюро присутст
вующие не указаны". В этом протоколе содержится пункт о принятии текста "Циркулярного письма ЦК об отношении к казакам". Текст письма по сохранившейся копии дан в той же публикации13 (см. док. 87 и 88).
С публикацией перечисленных документов начало политики расказа чивания стало связываться с 24м или даже 29м января — днем рассыл ки циркулярного письма. Под сомнение попала причастность Свердлова к
его написанию14. Однако попытки снять вопрос о "директиве Свердлова от 15 января 1919 г." оказались преждевременными.
В архивах сохранились обращения от 18 и 21 января 1919 г. Ф.К.Ми ронова к Л.Д.Троцкому и к бойцам "Объединенной группы" войск, которойМиронов командовал (док. 83, 84), с предостережениями относительнотого, что вскоре получит название "расказачивание". Пришлось заново обратиться к более раннему периоду и тогда были обнаружены докумен ты, проливающие свет на политику, проводимую относительно казачества
12
на Дону. Все они датированы 15 января 1919 г., включая доклад и докладную записку Донского бюро РКП(б) в ЦК РКП(б), проекты трех секретныхинструкций самому Донбюро, окружным бюро, местным комитетам РКЩб), а также сопроводительное письмо члена Донбюро А.А.ФренкеляЯ.М.Свердлову (док. 77—82). На каждом документе имеется также пометка "т. Свердлову". За всеми этими документами стоит не только
А.А.Френкель, но Донбюро РКП(б) в целом и прежде всего его глава — С.И.Сырцов.
Документы, переданные Я.М.Свердлову, касаются вопросов становле ния и организации власти и проводимой ею политики относительно казачества в связи с тем, что Красная Армия "стала освобождать мест
ности Донской области". Донбюро "отвергало мысль о повторении созда ния Донской республики" и предлагало создание Временного исполкома Донской области соответствующего губернскому (25 человек), задачи которого определялись как "работа по восстановлению, буквально, разрушенного края". Однако при этом на передний план выдвигалось нечто прямо противоположное восстановительной, т.е. позитивной, созидательной работе: "Предстоит очень большая и сложная работа по уничтожению
путем целого ряда мероприятий, главным образом в аграрном вопросе, кулацкого казачества как сословия" (док. 79).
Из инструкций мы узнаем, что все органы власти создаются "революционным путем" — путем назначения "комиссаров и временных исполко мов в станицы, хутора, волости, села". Советские же органы власти "смогут образоваться лишь спустя некоторое время, когда трудовая беднота сумеет оформиться и соорганизоваться" (док. 81). Странной выглядит инструкция местным комитетам РКП(б), которые должны былив сельских поселениях состоять "из трех товарищей". Они "существуют и работают конспиративно", но при этом "ведут свою работу через отделы: организационный, агитационный, секретный и военный". Содержание ра боты первых двух отделов были определены в самой инструкции, а осекретном и военном отделах сказано, что они работают "согласно особой инструкции" (док. 83).
Перед нами какаято фантасмагория В донских станицах, хуторах и селах не было не только коммунистических ячеек, но в большинстве случаев и членов РКЩб) как таковых. Все эти функции неизбежно оказывались вруках комиссара, назначенного со стороны и чуждого людям, над которыми он поставлен. "Особые инструкции" секретным и военным отделам писались после циркулярного письма от 24 января 1919 г. В сборнике читатель найдет эти документы ( 96, 115, 122). Однако суть докладов и инструкций, переданных Свердлову 15 января 1919 г., направленная на истребление значительной части казаков и насильственное расказачивание остальных,была очевидной как для тех, кто их готовил, так и для тех, кому они адресовались. Едва ли можно сомневаться, что разрабатываемая политика согласовывалась с политическим руководством, прежде всего с Я.М.Свер дловым, задолго до 15 января. Никакой импровизации здесь не было ибыть не могло.
Судя по многим документам, Я.М.Свердлов играл особую роль в решении казачьих вопросов, причем выясняется, что его решения многих вопросов оказывались намного радикальнее даже тех, кото рые предлагало руководство Донбюро РКП(б). 23 января 1919 г. В.С.Ковалев передал в ЦК РКП(б) доклад о Донском правительстве,в котором настаивал на том, что "победить казаков нужно не пулей, но и силой убеждения и своей правотой по отношению к ним. Этим мы их заставим перейти на нашу сторону. Если не перейдут на нашу сторону, то это будет не победа, а военный успех и произойдет окку пация". Он предлагал создать Донское правительство с участием пред ставителей казачества, конкретно называя при этом Ф.К.Миронова
(док. 85).
13
Донбюро РКП(б) в заключении от 25 января 1919 г. решительно отклонило предложения В.С.Ковалева (док. 89). Но и первоначальные предложения Донбюро о создании хотя бы казначейского Донисполкома, который взял бы на себя работу по организации управления на местах и восстанов ление народного хозяйства, были отклонены Свердловым: "Временно ника кого Донского исполкома не создавайте. Общее руководство пока должно остаться за Ревсоветом фронта" (док. 93, 95). Это означало созданиевоенного оккупационного режима на неопределенно длительный срок. При армейских политорганах позже была создана даже специальная система Гражданского управления ("Граждупр"), обнаружившая полную неспособность в организации жизни населения.
Жизнь и деятельность Я.М.Свердлова оборвалась в середине марта
1919 г., когда северные районы Дона были охвачены пожарищем массового восстания, вызванного политикой расказачивания — восстания, сыгравшего роковую для большевиков роль в гражданской войне, сорвавшегонаступление Красной Армии на юг и открывшего дорогу для Доброволь ческой армии Деникина на север. Естественно, что директива от 24января нашла на Южном фронте и в занятых им районах Дона не только рьяных сторонников и исполнителей в лице С.И.Сырцова, А.А.Френке ля, И.И.Ходоровского и др., но и тех, кто выступил с решительными протестами, как Г.Я.Сокольников и В.А.Трифонов. По настоянию Со кольникова (и, наверное, не только его) Оргбюро ЦК 15 марта рассматривает вопрос "О циркулярном письме ЦК о казаках... и о положении дел в Донской области" (док. 117). Решение вопроса переносится напленум ЦК, собравшийся 16 марта — в день смерти Свердлова. Пленум заслушал выступление Сокольникова "о постановлении ЦК о казачестве" и принял решение: "Мы приостанавливаем применение мер против каза чества и не препятствуем их расслоению" на белых и красных (док.
119). В литературе существует мнение о том, что пленум ЦК смог принять это постановление поскольку Свердлов к этому моменту уже умер!5.
Похороны Я.М.Свердлова состоялись 18 марта 1919г. — в день откры тия работы VIII съезда РКП(б). В отчете ЦК, с которым выступал
В.И.Ленин, прозвучала самая высокая оценка деятельности Свердлова, включавшая вместе с тем и слова о том, что он, Свердлов, "сплошь и рядом единолично выносил решения"16. В литературе последних лет это высказывание относится именно к решениям о расказачивании. Может быть это и так. Однако отмеченная характерная черта деятельности Свердлова не снимает ответственности за принятие подобных решений и их тяжелейшие последствия с других представителей высшего полити ческого руководства большевистской партии и Советской власти, прежде всего с самого В.И.Ленина и Л.Д.Троцкого (председателя РеввоенсоветаРеспублики). Характерна в связи с этим и формулировка принятого решения "приостанавливаем...", а не отменяем, что создавало достаточно широкие возможности для продолжения террора против казачества как со стороны военных сил при подавлении ВерхнеДонского восстания (см.док. 120—122 и др.), так и со стороны системы ревкомов и комиссаров,руководимых Донбюро РКП(б), отнюдь не отказавшегося от политикирасказачивания (см. док. 129, 132, 135, 136). Об этом можно судить потелеграмме Г.Я.Сокольникова в ЦК от 21 апреля 1919 г. перед новым обсуждением положения на Дону в Оргбюро (см. док. 132). Но на этотраз Оргбюро ЦК, собравшееся 22 апреля 1919 г., не только не поддержало Сокольникова, а, напротив, приняло "предложения т. Сырцова", суть которых сводилась к тому же расказачиванию: "По отношению к южному контрреволюционному казачеству проводить террор; заселять казачьихутора выходцами из Центральной России; ... мобилизовать, вооружив крестьян" (док. 139). Это решение не было осуществлено, посколькунаступление Красной Армии на юг было остановлено, а в июне смени
14
лось отступлением на север почти до Москвы, и именно изза самоубий ственной политики массового террора.
В обстановке нагнетания ненависти к казакам, произвола назначен ных со стороны комиссаров и ревкомов, как будто специально подбираемых из недостойных и нечистоплотных людей, Ф.К.Миронов неизбежно оказы вался на пути подготовки к расказачиванию методами массового террора и хозяйственного разорения. Он заявлял протесты против состава формируе
мых властей в освобождаемых от красновцев районах, в том числе в УстьМедведицком округе (док. 101), отпускал по домам целые полкисдавшихся казаков с лошадьми и конским снаряжением, вместо того, чтобыотправлять их в переполненные голодными людьми и пораженные эпиде миями концентрационные лагеря (док. 99, 100, 102, 103). Началисьоткрытые столкновения Миронова с местной партийной средой, прежде всего с назначенцами Донбюро, а, следовательно, и с самим Донбюро РКП(б) (док. 106, 110, 111). В связи с этим и возникла идея устранить его с Дона, назначив на более высокую должность за пределами Дона (док. 104, 107,108, 109, 128, 131, 140, 141).
18 февраля 1919 г., когда Ударная группа 9й армии в составе 23й,16 и 15й дивизий находилась "в двух переходах" от Новочеркасска, последовал приказ Миронову сдать командование группой и выехать в Серпухов (см. примеч. 47). В ставке Главного командования и Реввоенсо
вете Республики Ф.К.Миронов настаивал на возвращении на Дон. Он добился постановления РВСР от 15 марта и предписания Главкома от 16 марта о формировании новой казачьей дивизии в районе Филонове)—Себряково (док. 123), т.е. в непосредственной близости к фронту с красновцамии идущими им на смену деникинцами, к фронту, где в 1919 г. решалась судьбареволюции.
В эти дни он подготовил и распространил доклад о путях привлечения казачества на сторону Советской власти, в котором изложил выводы, основанные на опыте, приобретенном в процессе революции. В докладе говорилось о необходимости: "1. Считаться с его (казачества. — В.Д.)историческим, бытовым и религиозным укладами жизни... 2...Чтобы идеи коммунизма проводились в умы казачьего и коренного крестьянского населе ния путем лекций, бесед, брошюр и т.п., но ни в коем случае не насаждалисьи не прививались насильственно, как это "обещается" теперь всеми поступ ками и приемами "случайных коммунистов". 3. В данный момент не нужно бы брать на учет живого и мертвого инвентаря, а лучше объявить твердые цены, по которым и требовать поставки продуктов от населения, предъявляя это требование к целому обществу... 4. Предоставить населению под руководством опытных политических работников строить жизнь теперь самим ... а для этого: 5...Чтобы были созваны окружные съезды для выборов окружных Советов и вся полнота власти передана была бы исполнительным органам этих съездов, а не случайно назначенным лицам, как это делается теперь... Съезды созвать экстренно..." (док. 125).
Как видим, содержание доклада прямо противоположно тому, что былов циркулярном письме от 24 января, направленном не на привлечение на сторону революции, а на уничтожение казачества. Доклад Миронова нашел поддержку в Серпухове у Главкома И.И.Вацетиса ("В принципе согласен") и у члена РВС Республики С.И.Аралова ("Всецело присоединяюськ политическим соображениям и требованиям и считаю их справедливы ми"). Эти резолюции датированы 16 марта 1919 г., когда ЦК РКП(б) ещетолько принимал решение о приостановке действия директивы о расказачи
вании.
Противоположной оказалась реакция РВС Южного фронта: 21 марта оттуда была направлена срочная записка председателю РВС Республики ЛД.Троцкому, в которой излагалось содержание доклада и обеих резолюций, заявлялось о нежелательности "пребывания на Дону" Миронова,"еще не знакомого с нашей линией и с тем, что действительно делается..."
15
(док. 126). В ответной записке Троцкого от 22 марта 1919 г. подтверж
далось, что "вся полнота власти сохраняется в руках Реввоенсовета Южфронта" и выражалось согласие на перемещение места формирова ния новой дивизии за пределы Донской области (док. 127).
Спустя всего два дня и РВС Южного фронта в полном составе потребовал от Троцкого "вопрос о Миронове решить немедленно", устра нив вообще его контакты с Доном (док. 131). Это требование было выполнено 28 марта и Миронов почти на два месяца стал помощником командующего БелорусскоЛитовской армией на Западном фронте, в тысячах километров от родного Дона. Как человек, не терпящий фальши в отношениях, он открыто заявлял Реввоенсовету Республики, что рассматривает это назначение "как ссылку с Дона, хотя я этого не заслу жил..." (док. 140).
В сборнике представлены очень важные свидетельства о том, кем и как на практике проводилась политика расказачивания, какие пагубные
последствия она имела для казаков, прежде всего донских, и для революционной России в целом. Это документы, собранные Ф.К.Мироновым исохранившиеся в его архиве, частично изложены в написанных им обра щениях, письмах, докладах (см. док. 141, 143, 156, 157, 158 и др.). Этотакже документы командования Южного фронта, Донбюро и Казачьего отдела ВЦИК (см. док. 118, 120, 121, 124, 131, 132, 135, 137, 138, 139,144, 147, 166 и др.) и документы восставших казаков ВерхнеДонского
округа ( 112—116, 122).
В постсоветской литературе сказано немало о Вешенском восстании, началась публикация документов17. Однако специальные научные иссле дования этого рокового события в истории гражданской войны еще впе реди. В настоящем издании помещена небольшая подборка документов вешенцев, относящаяся к самому началу восстания и показывающая, вопервых, решающую роль именно политики расказачивания, принудив шую население станиц и хуторов поголовно взяться за оружие, вовто рых, насколько мучительно трудным было это решение для вешенцев, всего два месяца тому назад отказавшихся воевать против Советской России в рядах красновцев(!), и, наконец, втретьих, что первоначальныелозунги восстания "За Советы против коммуны и расстрелов!" отражали массовые настроения.
Масштабы и значение восстания очень точно определил в свое время М.А.Шолохов, написавший специальное примечание к 3му тому "Тихого
Дона": "...Доподлинные размеры ВерхнеДонского восстания не установлены нашими историками войны... На самом же деле повстанцев было не 15 000 человек, а 30 000—35 000, вооружение их в апреле—мае составляло не "несколько пулеметов", а 25 орудий... около 100 пулеметов и по числу бойцовпочти полное количество винтовок". Восстание не было подавлено, как считалось, "в мае на правом берегу Дона... Вооруженные повстанческие силы и все население отступили на левую сторону Дона. Над Доном на протяжении двухсот верст были прорыты траншеи, в которых засели повстанцы, оборонявшиеся в течение двух недель до Секретевского прорыва, до соединения сосновными силами Донской армии" 18. Напомним в связи с этим некоторые даты. 24 мая 1919 г. — Донская армия прорывает красный фронт; 7—8 июня
— конница генерала Секретева соединяется с повстанцами Верхнего Дона; в июне развертывает наступление на Харьков и Курск Добровольческая армия; 1 июля — Кавказская армия занимает Царицын; 2 июля — Донская армия начинает наступление на Тамбов—Елец... В октябре Добровольческая армия начинает наступление от Орла на Москву; Донская армия объяв ляет общее наступление с юга... Однако как только белые армии вышли в крестьянскую Россию, они встретили со стороны населения открытое и
возраставшее сопротивление. Трудно сказать, как складывалась бы дальнейшая судьба Ф.К.Миро
нова, если бы не отмеченные выше события. 13 июня он получает приказ
16
срочно выехать на Южный фронт (док. 149); 15 июня РВС Южного
фронта телеграммами(!) рассылает обращение Миронова к населению всвязи с его возвращением на Южный фронт (док. 151); 17 июняотдается приказ Южного фронта о назначении Миронова командующим Особым корпусом, формируемом из донских казаков (док. 152, 154, 163 и др.).
Наконец, 8 июля 1919 г. во ВЦИК состоялась встреча Ф.К.Миронова сВ.И.Лениным, в которой участвовали также М.И.Калинин и представитель Казачьего отдела ВЦИК М.Я.Макаров*. Сохранился текст доклада, с которым Миронов обратился к "председателю Совета Обороны Республи ки гражданину Ленину". В доклад была включена полным текстом запис ка в Реввоенсовет Республики от 15 марта, о которой речь шла выше. Миронов замечал в связи с этим: "И только один человек понял меня,только один человек согласился со мною — тов. Аралов... И если бы все согласились, как согласился тов. Аралов, — теперь мы Донского фронта не имели бы" (док. 171).
Характерные пометки на полях экземпляра, хранящегося в архивномфонде В.И.Ленина, свидетельствуют о внимательном чтении доклада. На обороте последнего листа имеется ленинская запись предложенного кем то (может быть согласованного?) состава РВС корпуса: "Миронов, Трифонов (с В.Ф.), Соколов + Машкаров не назначен еще" (там же). Если этопредложение было бы реализовано, то мироновский корпус донских казаков к осени 1919 г. стал бы ударной силой на Южном фронте, поменьшей мере не уступающим буденновскому.
К сожалению, рядом с Мироновым в формирующемся корпусе оказа лись активные исполнители расказачивания, как В.Ф.Ларин, и подавления вешенского восстания, как С.И.Скалов. Политическое просвещение и
пропаганда поручались людям, которых не только Миронов, но и рядовые казаки отказывались слушать. Противостояние казацкой массы и самого Миронова политкомовцам оказалось непреодолимым и очень скоро привело члена РВС корпуса Скалова к выводу о том, что"целесообразнее будет приостановить всякое формирование", о чем онсообщил Сокольникову (док. 173), а затем и к прямому "заговорукомиссаров" против Миронова и его корпуса (док. 178—182),практически остановившего процесс формирования крупной боевой силы в тот самый момент, когда развертывается мощное наступление противника. В ход были пущены давние обвинения, выдвигав
шиеся С.И.Сырцовым еще весной: агитация Миронова "против ком мунистов, <стоя за большевиков>" (док. 133); "Дедушка Мироновповедет их на коммуну" после разгрома красновцев и деникинцев (док. 153).
В народном сознании были различия между понятиями большевик и коммунист. Большевиками в деревенском сознании являлись те, кто,прогнав царя, отдал крестьянам землю на уравнительных началах, изго нял помещиков, генералов, полицейских... Коммунистами называли тех, кто проводил принудительную продразверстку, насаждал коммуны, сви репо подавлял протесты, встал на путь расказачивания с помощью
массового террора... В этом наивном смысле защитник казаков Миронов был большевиком, а практики расказачивания — Ларин, Скалов, Решет ков — коммунистами.
*В архиве научноисследовательского института языка, литературы, истории и
экономики при правительстве Республики Мордовия (г. Саранск) сохранилась
рукопись С.Вернера "Мятеж Миронова", написанная в середине 30х годов и
оставшаяся неопубликованной. В ней утверждается, что в архиве Красной Армии
(ныне РГВА) хранилась стенографическая запись этой беседы. К сожалению,
названную стенограмму найти не удалось. Состав участников встречи назван в
этой рукописи.
17
Собиравшаяся в Саранске казачья среда в июле—августе 1919 г. кипела переживаниями и раздумьями о расказачивании, расстрелах, реквизициях имущества, о восстании на Верхнем Дону и судьбе восстав ших. Миронов оказался в самом центре этих разговоров. Только теперь он узнавал, что происходило во время его "изгнания с Дона", очень болезнен но переживал и приходил ко все более резким и отрицательным оценкам современной советской политики и практики. Движение к большевизму оборвалось, возник глубокий раскол с коммунистами в понимании рево люции и социализма, путей и средств создания нового общества.
Материалы сборника за июль—август 1919 г. показывают мучитель ный для искреннего и горячего участника социальной революции процесс переосмысления происходящего, прихода к новым оценкам и к понима нию необходимых исправлений в организации и функционировании новой власти, ее отношений с обществом в целом, особенно с крестьянством, т.е. громадным большинством населения страны. Такой же трудный процесс
смены оценок и позиций в отношениях с большевистским руководством в 1919—1920 гг. переживали многие участники гражданской войны, особенно среди представителей казацкокрестьянской среды.
Нам пока известны имена не очень многих из крупных военных, сражавшихся с белыми армиями, но сразу же после победы Красной Армии, поднявших оружие против диктатуры Коммунистической партии, против идеологической нетерпимости, насильственных методов преобразований, продовольственной разверстки, использования террора. Вспомним среди них Н.И.Махно, создавшего крестьянскую революционную армию на Ук раине, командиров дивизий А.П.Сапожкова, объявившего в 1920 г. созда ние "Красной Армии Правды", и Г.С.Маслакова, буденновца, сначала арестовавшего Миронова в сентябре 1919 г., а затем поднявшего на мятеж дивизию в феврале 1921 г.
Из названных и не названных здесь мятежников практически никто не смог рассказать в документах о себе и своем пути, о происходивших в них переменах, о мотивах участия в большевистской революции и после дующего мятежа против установленной ею власти.
Документы Ф.К.Миронова принадлежат перу человека, излагающего свои мысли и переживания с полной откровенностью, с широким исполь зованием фактического материала и с самостоятельными политическими выводами. Пожалуй, это единственный более или менее полно сохранив шийся комплекс документов, убедительно раскрывающих внутренний мир, характер, способность представлять и защищать интересы и стремления крестьянства России начала XX в. В этом состоит исключительный,
поистине уникальный характер мироновских архивных материалов. Рамки предисловия к документальной публикации не позволяют про следить шаг за шагом эволюцию раскола между Мироновым и большеви
ками. В письме Ленину от 31 июля 1919 г. Миронов решительно не
соглашается с принципом "Все разрушай, да зиждется новое!", не соглаша
ется "с разрушением всего того, что имеет трудовое крестьянство и что нажило оно путем кровавого труда, чтобы на этом разрушении начинать новую жизнь, полную новых опасностей, и которая хороша пока только в теории". Он описывает затем будущих "апостолов коммунизма", которые придут в деревню "не с книжками, листовками и брошюрами, а с орудиями производства — с машинами". Разъясняют... Показывают... "Мужик сам увидел то, чему он не верил. На будущую пахоту он уже сам будет искать машину".
В этом письме Миронов заявляет, что будет "до конца идти с партией большевиков (какой она была. — В.Д.) до 25 октября", что был и остается непримиримым противником Деникина, Колчака, Петлюры, Григорьева, "но я с одинаковым отвращением смотрю и на насилие лжекоммунистов, какое они чинят над трудовым народом, и в силу этого не могу быть и их сторонником" (док. 176). Мы пока не знаем, получил ли Ленин это
18
письмо. Один экземпляр письма имеется в бумагах секретариата РВСР (см. примечание к док. 176), однако неизвестно, когда и как он туда попал. В конце письма Миронов сообщал, что рассылает его "моим многочисленным верным друзьям". Здесь, конечно, имеет место преувеличение, но одна копия письма была обнаружена и изъята
политотделом 23й дивизии19.
В начале августа Ф.К.Миронов заканчивает работу над составлением "Программы Рабочекрестьянскоказацкой партии" (см. док. 284). Такаяпартия не была создана и программа не стала общественным документом. Но
для понимания политических позиций Миронова и выдвинутых им требова ний "Программа..." представляет большой интерес. Вне всякого сомнения, это программа демократического развития революции, ориентированной прежде всего на интересы крестьянства, как основной массы населения.
Отметим наиболее важные моменты позитивной части программы, отражавшие настроения и взгляды значительной части участников рево люции. Они требовали отказа от диктатуры одного класса — одной партии. "Вся власть принадлежит трудовому народу в лице подлинных Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов от трудящихся, кото рые должны быть исполнителями воли народа и его руководителями в созидании новой жизни" — таков был исходный пункт программы, из которого вытекали требования немедленных "перевыборов на основе свобод ной социальной агитации всех Советов и созыва Всероссийского съезда Советов, переизбрание всех исполнительных органов Советов, предо ставление Советам широких полномочий на местах, "упразднение Совета Народных Комиссаров с передачей всех функций Центральному Испол нительному Комитету", "упразднение чрезвычайных комиссий и рев комов", "смертной казни" и, наконец, "установление для революцион ных социалистических партий(!) полной свободы слова, печати, собраний,союзов".
В земельном вопросе, "как самом больном", Ф.К.Миронов считал само собой разумеющимся и уничтожение частной собственности на землю, и в перспективе введение "совместного труда и объединения производства". Од нако "неотложной задачей настоящего революционного момента" являлся "переход земли в руки трудового народа" с сохранением сложившихся форм
крестьянскоказацкого землепользования: общинного, отрубного и хуторского. При этом на хуторах и отрубах "пользование землей остается за прежними хозяевами впредь до присоединения их к общине". В руках прежних частных землевладельцев "остается трудовая норма до присоединения их к общине или до тех пор, пока они обрабатывают землю без применения наемного труда". Подчеркивая невозможность "объединить труд многих милли онов крестьян" революционным путем, Миронов говорил о "создании благоприятных условий для мирного эволюционного развития земле дельческой культуры и объединения производства (длительная подго товка народа)".
Наконец, относительно продразверстки. Программа предлагала прежде всего "упразднение системы реквизиций, восстановившей деревню против города" и вообще "всех бюрократических учреждений по выкачиванию хлеба из деревни", осуществление продуктообмена внутри Советской республикичерез потребительскотрудовую крестьянскую и рабочую кооперацию на
основе общероссийского плана" (док. 284). Эти предложения означали бы
отказ от продразверстки, о чем в большевистских верхах разговоры нача лись с осени 1919 г., что предложил ЛД.Троцкий в феврале 1920 г., а было осуществлено в марте 1921 г., за несколько дней до убийства Миронова в московской тюрьме.
После письма Ленину от 31 июля 1919 г. раскол с коммунистической партией стремительно углубляется, форсируемый как действиями полит отдельцев, так и самого Миронова (см. док. 176—202). 8 августа он заявляет о своем желании вступить в партию эсеровмаксималистов,
19
поскольку он согласен с ее главными лозунгами. Больше того, он просит в этом деле "содействия партии коммунистов", поскольку не имеет сведе ний о местонахождении "бюро эсеровмаксималистов" (см. док. 183). Этозаявление могло восприниматься только как вызов и насмешка. 14—17 августа произошло открытое столкновение с В.Лариным изза наме рения провести новое гарнизонное собрание (док. 188—190). Итогомбыло обращение политотдела в ЦК РКП(б) и РВС Южного фронта спредложением корпус "не формировать", а также письмо Миронова в Казачий отдел ВЦИК о желательности удалить "всех политработников из корпуса" (док. 191, 193).
Документы о мятеже формируемого Донского корпуса, поднятом подруководством его командира; о походе мятежников от Саранска до стани цы Аннинской в восточном пограничье Донской области; об аресте мятеж ников и суде над ними; о приговоре к смертной казни Ф.К.Миронова и его ближайших соратников; о ночи в камере смертников и последующем помиловании даны в сборнике с наибольшей полнотой (док. 206—306).
И все же иногда возникает вопрос: "А был ли мятеж?" Ведь корпус двигался на фронт, чтобы преградить путь наступающему противнику. Может быть это скорее героическое выступление защитников Республики Советов? На эти вопросы можно ответить со всей определенностью — это был и по форме и по существу мятеж, направленный против установлен ного большевиками диктаторского режима и политики военного комму низма. Об этом Миронов заявлял неоднократно в своих обращениях и прокламациях. Приведем очень характерные строки из его первого обра щения: "На красных знаменах Донского кавкорпуса написано: Вся земля крестьянам, все фабрики и заводы рабочим, вся власть трудовому народу в лице подлинных Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов, выбранных трудящимися на основе свободной социальной агитации! Долой самодержавие комиссаров и бюрократизм коммунистов, погубив ших революцию! Я не одинок. Подлинная исстрадавшаяся по правде душа народа со мною и в этом — залог спасения революции" (док. 211).Протест горячей и открытой личности в условиях июля—августа 1919 г. был объясним и, пожалуй, понят такими людьми как В.А.Трифонов, И.Т.Смилга, Е.Е.Ефремов (см. док. 207, 210, 249, 258, 279, 287 и др.).
С декабря 1919 г. до августа 1920 г. Ф.К.Миронов — член Донисполко ма и входит в состав коллегии отдела управления (см. док. 313 и др.).Документы о его жизни и деятельности в это время только еще начинают выявляться, но и по тому немногому, что обнаружено в архивах Ростована Дону, видно стремление держать его подальше от основных проблем донской жизни, вроде назначения представителем в Противочумном комитете (см. док.
314). Однако деятельная натура Миронова не могла не проявить себя: покрайней мере дважды он объезжает станицы Хоперского и УстьМедведиц кого округов. В первом случае по его докладу 13 января 1920 г. Донисполком принимает постановление о положении в названных округах, о рассмотрении жалоб населения и тл. (см. док. 310). Вторая поездка дала материал длявыступления о работе местных органов власти на 2м Донском областном съезде Советов 17 июля. Выступление было критическим и вызвало "отпор" со стороны председательствовавшего: "Тов. Миронов говорит не по существу" (см. док. 316).
Подчинение требованиям революционной власти и даже вступление в ряды РКП(б) (см. док. 298) для Миронова не означали ограничения полязрения "существом" партийной политики, игнорирования реальной действи тельности. Внутреннее противостояние диктатуре партийной бюрократии, пренебрежению положением и интересами населения в Миронове сохрани лось. И, конечно, оно было присуще не только ему. Публикуемые документы позволяют увидеть истоки глубокого раскола в советском руководстве на Дону, острейшей борьбы разных направлений, вызванных попытками воз вращения к политике расказачивания со стороны Сырцова, Ларина, Рогаче
20
ва, Болдырева. А.А.Копяткевич говорил о них как о "желающих восстаний на Дону, чтобы выкупаться в крови". Потребовался приезд А.И.Рыкова, представителя высшего государственного руководства, чтобы в июне 1920 г. действительно удалить с Дона, по выражению Миронова, "людей
крови" (см. док 398, примеч. 225).
Однако и с новым составом Донисполкома у Миронова после 2го областного съезда Советов отношения не складывались. В наброске вос поминаний "Дарованный год жизни (с 8.Х.1919 г. по 8.Х.1920 г.)" читаем: "Снова недоверие... Тоска... Газеты бьют тревогу "На Врангеля!"... Бегством
на фронт... Телеграмма т. Троцкого... Командармом 2й Конной (sic!)...Месяц работы... Крымская эпоха..." (см. док. 398).Документы, относящиеся ко времени командования Ф.К.Мироновым 2йКонной армией, сообщают сведения о боевых действиях против врангелевских
войск, награждении командарма 2й Конной армии Почетным революционныморужием — высшей военной наградой того времени, назначении Ф.К.Миронована пост Главного инспектора кавалерии Красной Армии (VI раздел сборника).Однако не было снято с него и политическое недоверие — командарм был окружен такими людьми, как буденновец О.Н.Городовиков, принимавший учас тие в аресте мироновцев в сентябре 1919 г., или Д.В.Полуян, возглавлявший
трибунал по делу о мятежниках и приговоривший их к расстрелу (см. док. 229, 230).Миронов тем не менее сохранил самостоятельность в своих решениях по армии. Армия нуждалась в пополнениях и Миронов частично решал эту
проблему, принимая добровольцев из пленных, что впоследствии будет
вменено ему в вину (см. док. 328, 334, 347). Однако внутреннее противо
стояние принимало иногда и форму позерства, как, например, в просьбе к Донисполкому "благословить" знаменем с изображением символа смерти — черепа и перекрещенных костей, под которым, как оказывается, "собиралась и закалялась 23я дивизия" (см. док. 327).
Известно, что 2я Конная армия некоторое время использовалась в борьбе против армии Махно, которая участвовала в разгроме Врангеля, но отказалась слиться с Красной Армией. Об этом эпизоде пока ничего неизвестно. Между тем, сам по себе факт использования бывшего мятежника Миронова в борьбе против мятежника Махно представляет значительный интерес и должен стать предметом специального иссле дования.
Документы о расправе над Ф.К.Мироновым в феврале—апреле 1921 г. (VII раздел сборника) в своей совокупности также рисуют достаточноясную картину заговора с целью его полного устранения. В этом заговоре
обнаруживается определенное взаимодействие "верхов" и "низов" чекист ской системы, действующих по меньшей мере с ведома партийного руководства своего уровня. На низовом (окружном) уровне это взаимодействие зафиксировано в документах с момента появления Миронова в УстьМедведицком округе 5 или 6 февраля до ареста 13 февраля (см. док.
350—372).
На высшем (московском) уровне в документах отражается активнаядеятельность служб ВЧК при явной отстраненности осведомленного во всем партийного руководства. Начавшись с грубой провокации и доноса тайного агента, сочинившего "мироновский заговор" с целью организации антисоветского восстания, и арестов, проведенных Дончека "тайно от населения", расправа над Ф.К.Мироновым была продолжена столичным ВЧК, принявшим предложенную версию, несмотря на ее очевидную провокационность и голословность, несмотря на убедительные ответы подследственных (см. док. 383—388). 28 марта в Особом отделе ВЧК было подписано обвинение Миронову в подготовке "восстания среди казацкого населения" (док. 395). За все это время только однаждывысшее партийногосударственное руководство проявило интерес к тому, что происходило с Мироновым. 17 февраля штаб Кавказского фронта
21
сообщил телеграммой в РВСР об аресте Миронова, 23 февраля Э.М.Склянский переслал ее копию "т. Ленину (лично)", 5 марта В.И.Ленинспросил Склянского: "Где Миронов теперь? Как дело стоит теперь?" (см.док. 369). Ответ на ленинские вопросы, очевидно, состоял в сообщении о следствии в ВЧК. И это все! Никаких следов дальнейшего интереса Ленина к судьбе Миронова не обнаружено. Обращения Миро нова в РВСР остались без ответа, только М.В.Фрунзе запоздало отозвался
телеграммой в ЦК (см. док. 390, 391, 393).
Последний документ Ф.К.Миронова — письмо М.И.Калинину (копииВ.И.Ульянову, Л.Д.Троцкому, Л.Б.Каменеву) от 30 марта 1921 г.Письмо с полной убедительностью разоблачало провокационный и лживый характер всего дела о "мироновском заговоре" (см. док.
396).1го апреля Президиум ВЧК принял решение освободить арестован
ных вместе с Мироновым трех ординарцев и передать их в воинские части Москвы "до разборки дела Миронова в суде, куда будут вызваны как свидетели" (протокол 78)20. Казалось бы, впереди суд и есть еще времяи надежды... Однако в тот же день начальству Особого отдела ВЧК было передано письмо Миронова на имя Калинина с просьбой "доложить т. Дзержинскому для получения разрешения отослать по принадлежнос ти" (док. 397). 2го апреля, как утверждается в документах 1959— 1960 гг., связанных с реабилитацией Миронова, Президиум ВЧК пригово рил его к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение (см. док. 424). Самые активные попытки найти протокол ПрезидиумаВЧК 79 от 2 апреля 1921 г. оказались безуспешными. В связи с этим высказываются разные предположения об именах тех, кто отдал приказ о расстреле. Однако совершенно ясно, что Миронов был убит ВЧК. В этомне сомневалось 16 специальное отделение Особого отдела ВЧК, которое вело все дело и документы которого публикуются в сборнике (см. док.
399, 402, 403).
Так оборвалась жизнь Ф.К.Миронова — талантливого военачальника, революционераидеалиста, одного из вождей крестьянской революции в России.
* * *
Основу сборника составляет архив Ф.К.Миронова, сложившийся в процессе его деятельности как командира различных воинских частей в
1918—1920 гг. а также как человека, судьба которого всегда была связана с Доном. Документы из архива Ф.К.Миронова оказались в фондах многих учреждений. Причиной этому стали два ареста Миронова, его частые переезды. Основные комплексы документов Миронова и о Миронове — военные и судебноследственные — находятся соответственно в фондах РГВА и ЦА ФСБ.
Сборник состоит из восьми разделов. Первый раздел "На пути к большевизму" включает материалы за 1917—1918 гг., которые хранятсяв фондах Российского государственного военного архива (РГВА) — управ ления войск 9й армии Южного фронта (фонд 192) и управления 1йУстьМедведицкой (впоследствии 23й стрелковой) дивизии (фонд 1304).В этих фондах сохранились многочисленные свидетельства положения на Дону в годы гражданской войны, среди них обращения, воззвания, письма Миронова в адрес тех, кто определял тогда политическую жизнь Дона.
Обобщенная картина политической борьбы на Дону, в частности на примере УстьМедведицкого округа, представлена в воспоминаниях само го Миронова (см. док. 76), которые он начал писать осенью 1919 г. (см.док. 303) и продолжил после окончания гражданской войны.
22
Из собственно военных мироновских документов в сборник включены лишь немногие (см. док. 18, 27, 30, 31, 44, 46, 48, 52, 54, 60, 61, 69 и др.).Основная оперативная информация, помогающая ориентироваться в обстановке, дана в комментариях к публикуемым документам. Этот принцип был соблюден и в дальнейшем.
События 1919 г. раскрываются документами второго раздела "Поли тика расказачивания": документами ЦК РКП(б), Донского бюро РКП(б) и РВС Южного фронта за январь—май 1919 г., непосредственгно связанны ми с принятием циркуляра Оргбюро ЦК РКП(б) 24 января 1919 г. о началемассового уничтожения казачества и дальнейшем его проведении (см. док.
79—82, 86—95, 105, 106), а также об изменении политики на Дону в апреле—июне 1919 г. в связи с массовым выступлением казаков в Вешен ской, Казанской, Мигулинской станицах, повлекшим за собой серьезные изменения и в оперативной обстановке на Южном фронте Республики (см.док. 132—139, 147, 153, 155).
Наряду с материалами партийных органов, хранящимися в РЦХИД НИ, составители использовали документы Казачьего отдела ВЦИК (фонд
1235, опись 83), хранящегося в ГАРФ. Без материалов этого отдела
картина донских событий была бы не полной, особенно в той части, когда речь шла о политике расказачивания и ее последствий (см. док. 166,167, 170). Казачий отдел оказывал поддержку Миронову, особенно в период формирования Донского казачьего корпуса (см. док. 175, 178—182, 191—196).
Материалы третьего раздела "Мятеж" сообщают об обстоятельствах формирования Донского корпуса, приведших к выступлению Миронова. Среди публикуемых документов необходимо отметить доклад члена Ка зачьего отдела М.Макарова (док. 242), содержащий подробную информацию о политическом положении на Дону, а также письмо Ф.К.Миронова В.И.Ленину (док. 176).
Четвертый раздел "Суд" основан на материалах судебноследствен ного дела Ф.К.Миронова, хранящегося в Центральном архиве Феде ральной службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ).Помимо этих материалов привлечены решения Оргбюро и Политбюро
ЦК РКП(б) по делу Ф.К.Миронова (см. док. 271, 283, 288, 296, 297,298—300, 304).Пятый раздел "Член Донисполкома" сообщает сведения о деятельнос ти Ф.К.Миронова в составе руководства Донисполкома. Этот раздел осно
вывается на материалах, выявленных в фондах Государственного архива
Ростовской области (ГАРО).
Шестой раздел "Командарм" содержит документы о деятельности Ф.К.Миронова в качестве командующего 2й Конной армией, воевавшей против войск Врангеля. Особое значение в этом разделе занимает напи санный самим командармом очерк "Начало разгрома барона Врангеля", основанный на оперативной документации, как собственной, так и тро фейной, захваченной у противника (см. док. 342).
В седьмом разделе "Расправа" публикуются документы о новом этапе преследований Миронова и его аресте (см. док. 360—362, 382).
Завершает сборник раздел "Из личной жизни", в который включены
переписка Ф.К.Миронова с его близкими, стихи и другие материалы. Эти документы выявлены в ЦА ФСБ. Документы в сборнике публикуются в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990 г.). Документы имеют либо
редакционные, либо собственные заголовки, о чем сообщается в подстроч ных примечаниях. В ряде случаев составители использовали в заголовках цитаты из публикуемых документов. Легенды к документам оформлены в соответствии с требованиями археографии. Многие документы имеют несколько легенд с указанием различных архивов, в которых они хранят
ся, отмечается в каком виде они хранятся — подлинники или копии.
23
Научносправочный аппарат сборника содержит примечания по со
держанию, включающие многочисленные документы по теме, не вошедшие в сборник, именной комментарий со сведениями о многих участниках революции и гражданской войны на Дону, а также именной и географи
ческий указатели и список сокращений.
В.П.Данилов, Н.С.Тархова
Составители и редакторы сборника документов о Филиппе Миро нове выражают признательность Международному научному фонду (Фонд Сороса), на средства которого были проведены работы по выявлению и копированию большого массива архивных материалов.
1
См.: Берз Л.И., Хмелевский К.А. Героические годы. Октябрьская рево люция и гражданская война на Дону. РостовнаДону, 1964; Бабичев Д.С. Донское трудовое казачество в борьбе за власть Советов. РостовнаДону, 1969; Венков А.В. Донское казачество в гражданской войне (1918—1920).РостовнаДону, 1992; Таболина Т.В. Возрождение казачества. 1989—1994. Истоки. Хроника. Перспективы. Т. 1. М., 1994; Возрождение казачества:
история и современность. Сб. научных статей. Новочеркасск. 1995; и др.
2 См.: Грифонов Ю.В. Отблеск костра. М., 1966; Он же. Старик. М., 1978;
Душенъкин В.В. Вторая конная. М., 1968; Медведев Р.А., Стариков С.П. Жизнь
и гибель Филиппа Кузьмина Миронова. М., 1989; Голъцев В.П. Командарм
Миронов. Документальная повесть. М., 1991; Лосев Е.Ф. Миронов. М., 1991; Он же. Трижды приговоренный... // Москва. 1989. 2; Знаменский А.Д. Красные дни. М., 1989.
3 Узнородов М. Борьба коммунистов Дона за укрепление Советской власти и разрешение аграрного вопроса // Ученые записки РостовскогонаДону педагогического института. Вып. 1. РостовнаДону, 1954. С. 116—119; Козлов А.И. На историческом повороте. РостовнаДону, 1977. С. 113—114; Венков А.В.
Указ. соч. С. 13—14.
4
Донской областной крестьянский съезд. 14—24 мая 1917 г. Новочеркасск,
1917. Раздел "Протоколы заседаний съезда". С. 17, 35—36.
5
Там же. С. 36—37.
6 Там же. С. 39.
7 Там же. Раздел "Постановления Донского областного крестьянского съезда.
14—24 мая". С. 3.
8
Там же. Раздел "Протоколы..." С. 1, 41—42, 62; раздел "Постановления..."
С. 6—7.
9 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 365—366.
10 Донской областной крестьянский съезд. 14—24 мая 1917 г. Раздел "Прото
колы..." С. 36—37.
11
См. так же: Таболина Т.В. Указ. Соч, С. 77.
12 Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 71—72.
13 Деятельность Центрального комитета партии в документах. Сентябрь
1918 г.— январь 1919 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. 6. С. 175, 176.
14 См.: Козлов А.И. Расказачивание // Родина. 1990. 6. С. 66.
15 См.: Мэрфи А.Б. О донском восстании в марте—июне 1919 г. // Возрождениеказачества: история и современность. С. 84.
16
Ленин В.И. Полн. Собр. соч. Т. 38. С. 146.
17
См.: Донское казачество в гражданской войне. Сб. Документов. 1918—
1919 гг. Ч. 1. М., 1993. С. 255—317. 18 Шолохов М.А. Тихий Дон. Кн. 3. ГИХЛ. М., 1935. С. 371—373.
19 РГВА. Ф. 1304. Оп. 1. Д. 16. Л. 21.
20
ЦА ФСБ РФ. С/д Н217. Т. 7. Л. 186 и др.
Раздел I
НА ПУТИ К БОЛЬШЕВИЗМУ
1
"Дорогу свободному слову, свету и правде!" — Открытое письмо Ф.К.Миронова члену Донского Войскового правительства
П.М.Агееву1*
г. Аккерман
15 декабря 1917 г.
"В отношении офицерского состава нужно прежде всего установить офицерский суд чести" (Из речи генерала Каледина1) "Неправде опасно одно — Свободное слово!" (К.С.Аксаков)
Гражданин Павел Михайлович!
Джон Стюарт Милль в своем учении о свободе говорит: "Если бы все человечество, за исключением одного лица, придерживалось одно го определенного убеждения, а это одно лицо — противоположного, то человечество было бы настолько же неправо, если бы заставило замолчать этого одного человека, как был бы неправ этот один человек, если бы, имея на то власть, заставил бы замолчать челове чество..."2
Военным положением2*, объявленным над Донскою республикою , Вы, как член Войскового правительства4, заставили замолчать мил лионы людей.
Я хочу Вам сообщить, что из этих миллионов людей, которым военным положением заткнули рот, нашелся один и [он] с создавшим ся положением вещей на берегах родного Дона не согласен. Имеете ли Вы и все Войсковое правительство право утверждать, что вы правы с точки зрения Джона Стюарта Милля?!
Этот один — гражданин Петр Денисов. В письме к сотнику Алаеву он пишет: "Уважаемый товарищ! Я — товарищ твой, Петр Денисов, сообщаю я Вам о той жизни, которую я сейчас переживаю. Нет моих сил бороться с теми прокламациями, которые распущены по всей нашей Донщине о генерале Каледине и его помощниках; только и хорош Каледин, а остальные все большевики. [Когда] я уезжал от Вас, то я думал — больше мне не придется встречаться с Николаем II Нет встретился. Все организации управляются старорежимцами под по кровительством ген. Каледина. Демократического начала нигде не су ществует. Комитеты все упразднены5. Атаманы не избирались наро дом, а по назначению, хотя и были предлоги — вроде для примера3* (как это верно!). Много занимают должности стражники, которые сеют смуту с крестьянами и дуют в уши старикам, что солдаты бросили позицию и грабят всех подряд и скоро будут грабить казаков. Мы вырвались из рук самодержавия Романовых и его приспешников,
25
но наши станицы и хутора очень крепко зажаты в руки Николая и ген. Каледина; вырвать [их] из этих рук стоит большого труда, потому что нас мало таких, которые против тех мироедов. Понима ешь, товарищ, нельзя [ничего] сказать о новом строе, того и гляди
— сейчас арестуют. Вот я тебе опишу ту картину, которую я видел 15 ноября. Были у нас выборы в Учредительное Собрание. Конечно, председателем избран священник, который сидит, распустив свои длинные волосы, возле ящика и каждому напевает — кладите за 4й список6, конечно, в котором во главе ген. Каледин и его помощ ники. (Хороша свобода выборов!.. Старайтесь, батюшки, старайтесь, авось вас вспомнит добрым словом русский народ!..)
Я сказал — кладите за 2й список, в котором социалистыреволюци онеры, то на меня зарычали, как звери. Вот до какой степени напутаны этими дармоедами волосатыми. И теперь считают меня большевиком".
Заканчивает свое письмо гражданин Денисов так: "Да здравству ет Учредительное Собрание и власть народа!" Какая цель такой политики на Дону разбирающимся даже коекак в вопросах общественной жизни ясна?!
Разрешите мне, Павел Михайлович, остановить Ваше внимание на некоторых обстоятельствах, задолго предусмотренных до объявления военного положения в Донской республике.
4 июня (правда, задолго?!) урядник хут. Медвежьего Распопинской станицы Кирилл Иванович Авдеев, депутат Первого Большого Круга7, пишет своему брату: "Ваши уполномоченные все идут своей дорогой против общественного и демократического строя и других стараются ввести в заблуждение, выступления их речей: все стремление ос таться чистыми казаками и зажечь и начать гражданскую войну; для них это даже желательно, чтобы приказывать и усмирять силой, не разбираясь, кто виноват..."
За пять месяцев человек понял истинный смысл политики некоторых дельцов Войскового Круга и пророчески сказал о гражданской войне, которая теперь разгорается в родных степях!
23 августа 1917 г. в 49 УстьМедведицкой газеты8 хорунжий 12го Донского каз[ачьего] полка Д.Пономарев пишет: «...по прибытии в полк, мне остается сказать на вопросы казаков: "Там, на Тихом Дону, братцы, у нас работают шайки темных людей, не понимающих совершенно настоящего времени и дарованной нам свободы во всех ее проявлениях..."»
Что сделало Войсковое правительство, чтобы прекратить эту ра боту? Ничего! Наоборот, работа таких людей поддерживалась всеми силами, а плоды ее теперь налицо!
8 сентября в 55 той же УстьМедведицкой газеты после того, как Войсковое правительство усмотрело "явную провокационность", возведенную на генерала Каледина в Корниловском мятеже, помеще но второе пророчество: "К сожалению, приходится признать, что Войсковое правительство стало на чрезвычайно скользкий и опас ный путь, чреватый, быть может, немалыми бедствиями..."
Бедствий Тихий Дон Иванович, как видим, не избег! Кто повлек эти беды — пусть признается!.. Не будем разбираться в причинах, побудивших объявить военное положение в Донецком углепромышленном районе, а будем считаться,
26
как с фактом свершившимся, и фактом злым, фактом, в котором лежит корень всех бед, свалившихся на казацкие головушки. Это же военное положение, несколько позже введено и во всей Донской рес публике.
По этому случаю мне вспоминается истина покойного Льва Нико лаевича Толстого, сказавшего, что такой способ управления страною годен только над дураками.
Неужели Войсковое правительство и Войсковой Круг, санкциони ровавший эту меру, полагают, что кроме них вся область набита дураками?..
Не мешает всем, кому вверена судьба Дона, помнить еще одно место того же Джона Стюарта Милля: "Если предположить, что (Войсковое,) правительство находится в полном единомыслии с народом и вовсе не склонно проявлять принудительную власть, кроме случаев, когда оно признает это необходимым в виде уступки требованию так называе мого гласа народа, то я тем не менее всетаки отрицаю, что народ имеет право проявлять власть над свободою слова самостоятельно или чрез посредство своего правительства, так как подобная власть сама по себе противозаконна. Самое лучшее правительство имеет на такое насилие не больше прав, нежели дурное правительство. Это стеснение свободы речи пагубно даже тогда, когда оно применяется в согласии с общественным мнением и еще более пагубно, когда применяется пра вительством вопреки общественному мнению"9.
Кто пролил кровь учителя Селиверстова в станице Урюпинской?10 Кто нанес удар по лицу старому политическому деятелю — гражда нину Селиванову, отбывшему годы крепостного режима и ссылки при Николае Романове? Кто арестовал вахмистра этой команды Сычева, бывшего знаменщика 18го Донского казачьего полка на полях брани?
Вы — Павел Михайлович, ибо Вы дали, как член Войскового правительства, согласие на введение в Донской области военного положения!
Ваши слова в заседании Совета республики11 13 октября: "...они (казаки) знают, как высоко все казачество ставит их служение, они знают, что те, кто на войне пострадал и вернулся в нашу станицу, сделались у нас самыми почетными людьми, независимо от того, какой ярлык они носят..." — оказались пустою и громкою фразою. ( 247, У.Р.) Такою же пустою и громкою фразою дышит Ваш ответ на иронию слева: "Кадеты! Вы плохо информированы. Я сам социалист и иду первым по списку..." (Какому?!)
Как может социалист идти рука об руку с генералом Калединым, заявившим публично 30 августа в станице УстьМедведицкой, что нам, казакам, не по пути с социалистами, а по пути с партией народной свободы?! ( 54, У.М. газета.)
[...]4* Неужели этот социалист не учитывал последствий такого шага?! Позвольте мне на правах старого товарища по несчастью напо мнить Вам, Павел Михайлович, об одном обстоятельстве из нашей жизни: "Постановление... Рассмотрев переписку... Войсковой наказной
атаман нашел, что 18 июня 1906 г. в ст. УстьМедведицкой... подъесаул Филипп Миронов, диакон Николай Бурыкин и студент Павел Агеев принимали деятельное участие в означенном собрании, на котором
27
был подписан незаконный приговор... содержащий в себе ходатайство о роспуске находящихся на службе льготных казачьих полков, а также заявление об отказе казаков выходить на службу на случай новой мобилизации.
А потому, признавая Миронова, Бурыкина и Агеева виновными в нарушении § 3 Обязательного постановления от 14 января 1906 г.
208, постановил: подвергнуть подъесаула Миронова аресту на военной гауптвахте, а Бурыкина и Агеева аресту при полиции на три месяца каждого..."
И вот теперь мы видим студента Агеева Павла, уже подписываю щего точно такие же обязательные постановления наряду с тем же Войсковым атаманом! Мы видим его упорным защитником идеи все общей мобилизации на Дону!..
Против кого, Павел Михайлович, Вы и Войсковое правительство мобилизуете Дон?
Во имя какой идеи затеяна война на Дону?
"Большевики!" — скажете Вы.
Позвольте Вам не поверить! Ими можно запугивать только ма леньких детей да строить на них затаенные замыслы, что родятся в головах генералов, помещиков, капиталистов, дворян и попов.
В 54 УстьМедведицкой газеты от 6 сентября я высказал по вопросу о большевиках такой взгляд и при нем остаюсь и теперь: "..все это в связи с только что исчезнувшим страшным признаком гражданской войны (корниловщина12) зовет народ очнуться, сплотиться и для спасе ния родины от немцев, и для спасения революции от замыслов темных реакционных сил, объявивших бойкот Временному правительству.
Все эти силы сплотились вокруг единственно легальной ныне (для "панов") партии — партии народной свободы. Неудача генерала Корнилова внесла полное смятение в их ряды, но это не значит, что они сложат оружие: война с обеих сторон объявлена не на живот, а на смерть — причин к этому очень много.
Очередная задача их (т.е. кадетской партии) — перемена фронта. В атаку на народные завоевания, на завоевания революции, они пойдут теперь через большевизм, снова поднимающий свою страшную для целости России голову.
Да!! Большевизм и реакционные силы — союзники. Союзники неес тественные, поневоле, но союзники страшные! Этот союз страшнее и опаснее генералов Корнилова, Каледина, Крымова (покончившего само убийством), Лукомского, Деникина, Валуева, Маркова, Алексеева и др."
Не случилось ли это, не прав ли я был еще 6 сентября?!
В своей речи к Войсковому Кругу 2 декабря 1917 г. Вы, Павел Михайлович, использовали демагогический прием, когда сделали ссылку на газету "Наше знамя", в которой черноморские моряки заявляют: "Мы пришли сюда, чтобы утвердить Советскую власть на Дону". Эта Ваша ссылка вызвала негодующие возгласы. А дело проще: Вы попали не в бровь, а в глаз!..
Позвольте и мне стать на тот же путь и в свою очередь сослаться на "Известия РостовскоНахичеванского Совета" ( 199): "Долой последне го жандарма в России, Золой осиное гнездо донских помещиков и генералов, долой последний оплот контрреволюции — Новочеркасское Войсковое правительство!" И далее: "Долой Войсковое правительство
28
помещиков и генералов! Да здравствует братский союз донской демократии: трудовых казаков и солдат, рабочих и крестьян!.."
А вспомните телеграмму 4го Донского запасного полка и всех организаций станицы НижнеЧирской от 3 сентября 1917 г., в которой значилось: "...вместе с тем, принимая во внимание контрреволюцион ное направление деятельности Войскового Круга и Войскового прави тельства, собрание требует немедленной отставки членов Войскового правительства, и немедленного переизбрания членов Войскового Круга на демократических началах. Собрание считает настоятельной необходимостью немедленное введение на Дону земства, дабы в этих учреждениях казачество имело возможность рука об руку идти вмес те с трудовым неказачьим населением области и т.д."
Заявляю, что и тогда и теперь я всецело присоединяюсь к этой резолюции, и если она будет проведена в жизнь, то гражданская война на Дону умрет сама по себе и Дон будет спасен от разорения!
Но люди, ставшие на путь управления краем путем военного положения, будут до конца вести свою программу, и мой голос слишком слаб, чтобы заставить их опомниться, а донских казаков — проснуться!..
Пред лицом всего донского казачества я спрашиваю Вас, Павел Михайлович, мой товарищ по старому несчастью: "Почему Вы не огласили 2 декабря пред Войсковым Кругом из газеты "День" сообще ние Степана Деревенского следующего содержания: "Группа общест венных деятелей, преимущественно кадеты, заявили Войсковому правительству, что оно обязано немедленно вместе с объединенным правительством Юговосточного союза принять меры к образованию в стране верховной центральной власти. Предложение это поддер живали, между прочим, комиссар Временного правительства на Дону М.С.Воронков и член Совета Республики П.М.Агеев".
Не ясно ли теперь, с кем идете Вы, Павел Михайлович?.. Социа лист Вы или... решите сами!
Духовно связанный с Вами в прошлом страданием за демократию и свободу я умолчать не мог! Но зато ясно, что большевики только ширма, а цельто: борьба за сильную центральную власть по рецеп ту партии народной свободы.
Не нужно забывать, что власть, штыками установленная, штыка ми и должна поддерживаться, а так как эти штыки вручены Вами и остальными членами Войскового правительства донским казакам, то скажите, ради Бога, сколько лет казаки должны быть мобилизованы для защиты этой власти, ибо русская демократия будет стараться отнять эту власть у партии народной свободы?!
По вопросам о войне и мире, анархии в стране, большевиках и т.п. я надеюсь получить слово на Дону.
Чтобы мне не был приложен эпитет большевика, как пугала в глазах казачества, заявляю свою политическую платформу: демокра тическая республика на федеративных началах; право народного референдума; право народной инициативы, и т.д. Это знамя всего 32го Донского казачьего полка!
Для себя, во имя прошлого, прошу Вас, как члена Войскового правительства, ввиду ожидающегося перехода на Дон 32го полка, гарантировать мне неприкосновенность личности и свободу слова,
29
единственное оружие, которое я признаю в борьбе с политическими противниками. "Каледин — это полубог, это почти что нечто абстрактное в плаще военачальника. А Богаевский — верховный жрец..." (См.: У.Р.
234).
Только языческие жрецы упиваются человеческою кровью, при нося людей в жертву идолам! И идол и жрец пред нами, но почему они, если правы, боятся свободной речи, свободного слова?! Почему Вы, Павел Михайлович, и все Войсковое правительство не стали на путь борьбы с политическими противниками свободным словом, сво бодною речью, а оружием и плетью?
Потому, что Вы не правый!!!
Пользуясь этим случаем, я обращаюсь к донским казакам, позна комиться с письмом ярого монархиста Владимира Пуришкевича к генералу Каледину.
Письмо Пуришкевича Каледину
"Новая жизнь" печатает письмо Пуришкевича к Каледину:
"Положение Петрограда отчаянное. Газет нет, телеграф и типогра фия захвачены, телефон не работает. Людей на улицах хватают и сбрасывают в Неву, без суда заключают в тюрьмы.
Даже Бурцев находится в Петропавловской крепости под суровым режимом. Организация, во главе коей я стою, работает не покладая рук над спайкой офицеров и всех остатков военных училищ и их вооружением. Спасти положение можно только созданием офицерских и юнкерских полков. Ударив ими и добившись первоначального успеха, можно будет затем получить здешние воинские части, но сразу без этого условия ни на одного солдата здесь рассчитывать нельзя, ибо лучшие из них разрознены и терроризованы сволочью. Во всех, решительно, полках казаки в значительной части распропагандированы благодаря странной политике Дутова, упустившего момент, когда решительными действиями можно было еще чегонибудь добиться.
Политика уговоров и увещеваний дала свои плоды: все порядочное затравлено и загнано, властвуют преступники, чернь, с которыми те перь нужно будет расправиться уже только публичными расстрелами и виселицами. Ждем Вас сюда, генерал, и к моменту Вашего подхода выступим со всеми наличными силами. Но для этого нам надо установить с Вами связь, а прежде всего узнать о следующем: известно ли Вам, что от Вашего имени всем офицерам, которые смогли бы участвовать в предстоящей борьбе, здесь предлагается покинуть Петроград, за тем якобы, чтобы к Вам присоединиться? Когда примерно можно будет рассчит[ыв]атъ на Ваше приближение к Петрограду? Об этом было бы полезно нам знать заблаговременно, дабы сообразовать свои действия. При всей преступной неподвижности здешнего сознательного общест ва, которое позволяет налагать себе на шею большевистское ярмо, и при всей поразительной вялости значительной части офицерства, которое тяжело и трудно организовать, мы верим, что правда за нами и что мы одержим верх над порочными и темными силами, действуя во имя любви к родине и ради ее спасения. Чтобы ни случилось, мы не падаем духом и останемся стойкими до конца."
30
Донские казаки, братья русского трудового народа!!!
Письмо это я закончу словами из отчета о Малом Круге13 депутата Березовской станицы Николая Герасимовича Щербакова, лишенного в 1906 г. за политические убеждения судом Николая Романова офи церского звания: "...в настоящий момент претендентами на наследство власти у нас являются два общественных класса: класс капиталистов и класс землепашцевкрестьян.
Кто из них возьмет верх, еще неизвестно, и нам, казакам, прямо таки невыгодно соваться теперь с услугами к буржуазии (классу капиталистов, помещиков и т.д.).
Но нас всунули!.." Опомнитесь, граждане казаки родных степей, и думу думайте, как быть, как своему страшному горю пособить?!
Гражданин Ф.КМиронов
(Войсковой старшина 32го Донского казачьего полка)
P.S. Прошу другие газеты письмо перепечатать, чтобы оно докати лось до родных берегов.
Донцы! За Учредительное Собрание!..
За демократическую республику на федеративных началах!..
За истинно свободный вольный Дон!..
Долой военное положение!
Дорогу свободному слову, свету и правде!..
Долой офицерские ударные батальоны, формируемые на Дону генералом Алексеевым, и такой же корпус генерала Эрдели!! Дон не для авантюр помещиков, капиталистов и генералов, а для свободных граждан казаков! За трудовой русский народ!!
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д. 1. Л. 1. Типографский экз.
1* Собственный заголовок документа. Обращение отпечатано типо
графским способом на листе в четыре полосы. Сохранены особен
ности типографского и авторского текста.
2* Выделенные в типографском тексте слова даны курсивом.
3* Текст испорчен.
4* Здесь небольшая часть текста оборвана.
2—3
Ф.К.Миронов — член Михайловского ВРК
2
Разговор по прямому проводу члена Михайловского ВРК Ф.К.Миронова с представителями УстьМедведицы
20 января 1918 г.
...18 января по поручению комиссии, занимающейся организацией городского самоуправления в УстьМедведице, гражданин Соколов
31
разговаривал по телеграфу с Михайловским военнореволюционным комитетом. От имени Михайловского военнореволюционного комите та разговор вел Ф.К.Миронов.
Миронов. Чем могут служить члены военнореволюционного коми тета?
Соколов. Мне поручено войти в сношение с военнореволюцион ным комитетом. Прежде всего желаю знать, каково положение в Михайловке.
Миронов. Положение спокойное. Порядок налажен. Два казачьих полка в Михайловке на стороне революции.
Соколов. У нас положение спокойное, настроение не вполне опре деленное, но, видимо, население склонно присоединиться к револю ции.
Миронов. Военнореволюционный комитет заинтересован судьбой одного т. Селиванова и радуется присоединению УстьМедведицы к революционному комитету.
Соколов. Селиванов свободен и вместе с Прозоровским выехал в Михайловку. Имеются ли сведения о положении в Новочеркасске?
Миронов. Определенных сведений нет, но получили телеграмму из станицы Каменской с призывом прекратить роспуск казаков и дви нуть части к станице Каменской. Из непосредственного источника имею сведения, что настроение правящих сфер в Новочеркасске подавленное. Богаевский "умывает руки" и заявляет контрреволюци онным силам: как хотите, так и делайте: хотите идите на Каменскую, хотите нет.
Соколов. Желаю знать, что в Урюпинской.
Миронов. Есть слухи, что там бескровное разоружение кадет и партизанов. И партизаны бежали в Новочеркасск. В Фролове тоже военнореволюционный комитет.
Соколов. Имеется ли связь с Царицыном?
Миронов. Пока нет. Провод испорчен. Надсмотрщик командирован.
Соколов. Признала ли Михайловка власть народных комиссаров?
Миронов. Михайловка признала власть народа, желает ей торже
ства и скорейшего прекращения кровопролития. Соколов. Какое настроение у окружного Совета крестьянских депутатов?
Миронов. Пока он не существует. Вся власть [у] военнореволю ционного комитета. Настроение казаков, расположенных в Михай ловке, — немедленное удаление Войскового правительства и вновь избрание Круга на демократических началах. Военнореволюцион ный комитет стал на путь создания окружной административной власти в слободе Михайловке. Для этого комитет созывает от станич ных и крестьянских обществ и всех организаций представителей, которые должны создать окружной Совет казачьих, солдатских и крестьянских депутатов.
(Соколов рассказывает о собрании устъмедведицких граждан 15 января.)
Миронов. Бессильные власти обыкновенно уходят, оставляя свое место сильным. Плохо будет, если власти войдут в комитет, придется тогда Михайловке пойти на помощь.
Соколов. Нельзя ли более понятно выразить Вашу мысль.
32
Миронов. Она должна быть понятной, если Вы знаете политичес кую физиономию всех тех, которые оказались бессильны.
Соколов. В помощи Вашей не нуждаемся, так как у нас имеется достаточно организованных сил, которые и сделают все, что надо.
Миронов. Вы говорите со мной от имени народа? Какой народ подразумеваете Вы? Если докладчиков (начальников), тогда понятна Ваша предыдущая фраза.
Соколов. Имеете Вы еще чтолибо сказать?
Миронов. Самое сердечное пожелание — скорее кончить брато убийственную войну и вывести народ на путь счастья и свободы. Привет трудовому народу станицы от его гражданина Мироно ва.
Соколов. Примите и мой привет. Я не ошибусь, если скажу, что почти все население, ст. УстьМедведицкой желает прекращения бра тоубийственной войны, чтобы начать строить новую жизнь.
Север Дона. 8. С. 2—3 (беспартийная газета,
издававшаяся в ст. УстьМедведицкой).
3
Из представления прокурора УстьМедведицкого окружного суда Н.Н.Бородина прокурору Новочеркасской судебной палаты
30 мая 1918 г.
12 января 1918 г. в ел. Михайловке власть взял военнореволюци онный комитет.
15 января в ст. УстьМедведицкой состоялось народное собрание, на котором окружной атаман заявил, что он уйдет от власти, как только большевистская волна докатится до ст. УстьМедведицкой.
Было решено создать комиссию "по созданию самоуправления", во главе которой был избран Соколов.
18 января в ст. УстьМедведицкой было снова собрание, которое постановило создать военнореволюционный комитет, признать "власть всего трудового народа области, власти же Войскового Круга и Войскового правительства не признавать".
18 января господин Соколов по поручению некоторых членов комиссии по организации самоуправления вел по телеграфу разговор с членом Михайловского военнореволюционного комитета Мироно вым*.
21 января в ст. УстьМедведицкую прибыли в качестве делегатов члены Михайловского военнореволюционного комитета Миронов, Рыжков и Михин, явились в публичное заседание военнореволюци онного комитета, подвергли резкой критике деятельность его и при зывали комитет, как носителя всей полноты власти, к решительному образу действий.
ГАРО. Ф.Р858. Оп.1. Д.43. Л.70, 79, 79 об., 80.
* Разговор состоялся 20 января 1918 г. (см. док. 2).
2— 1161
33
4
"Долой гражданскую войну с берегов Дона..." (Обращение полкового комитета 32го Донского казачьего полка14)
сл. Михайловка 25 января 1918 г.
Граждане казаки УстьМедведицкого округа!!!
1. Пробил час, когда мы должны исправить страшную ошибку, содеянную нашими делегатами на Войсковом Кругу!..15
Ошибка эта стоила многих тысяч человеческих жизней, и если мы теперь же не станем на путь ее немедленного исправления, то прольются еще потоки человеческой крови и десятки тысяч человеческих тел покроют наши родные степи!.. И вместо благословения земля наша пошлет нам проклятие!..
За кого?!. За что?!.
Всмотритесь вокруг: война на внешнем фронте умирает, а сыны ваши и внуки стоят мобилизованными, вместо того чтобы налаживать плуги и бороны ввиду приближающейся весны. Хозяйства рушатся, и страшный призрак голода грядет в наши хаты. Бумажных денег у нас много, но какая им ценность?! На что они нужны?!
Жизнь в стране замерла окончательно изза гражданской брато убийственной войны, цель которой от вас скрыта и не для всех понятна.
Так вот, всему этому нужно положить конец, теперь же, в феврале месяце, чтобы с наступлением весны на Дону настал мир и тишина и вольный пахарь — гражданин, забросив далеко оружие истреб ления человека человеком, обратился бы к делу, которое благосло вил Бог.
Горячие лучи весеннего солнца и веселая звонкая песнь жаворон ка — этого вечного спутника пахаря — смягчат душу его, на которой так много невольных грехов братоубийства, совершенных в эту про клятую войну в угоду помещикам, капиталистам, генералам, дворя нам и учителям, проповедникам "мира и любви" — попам. Да не обидятся они на нас за это: бревно это давно у них в глазу!..
2. Отцы и деды, потомки когдато свободолюбивого и вольного Дона! Ваши сыныи внуки 3го, 15, 17, 20, 32, 34, 37, 49 и 51го Донских казачьих полков, сыны и внуки 3го батальона и других частей вернулись с полей брани в родные хаты, но что они нашли?!
Не мир и тишину, а брань, горшую, чем пережили на фронте.
Все они в один голос кричат: "Долой генерала Каледина, его помощ ника Богаевского, членов Войскового правительства Агеева, Елатонцева, Полякова, Игумнова и других!!" Долой контрреволюционное Войско вое правительство!..
Отцы и деды!.. Разве вам этих тысяч голосов ваших сыновей и внуков мало?!
Тогда позвольте спросить вас — с кем вы собираетесь жить и доживать свой век?.. С теми, кто по крови вам родной, или с генералом Калединым, его товарищем Богаевским, которым вы нужны, как глухому — обедня?..
34
3. Чтобы понятен был вам голос ваших детей, нам придется начать с того, что дети ваши давным давно знают, а потому и кричат.
Вы слыхали о социалистах?.. Нет?!
Так мы вам расскажем простым языком.
Социалистами называются последователи социализма.
А что такое социализм — спросите вы?..
Слушайте!.. Социализм — это политикоэкономическое учение, которое направлено против современного капиталистического строя и проповедует, чтобы средства и орудия производства находились в общем пользовании рабочего класса, а не в руках лишь немногих капиталистов, благодаря чему было бы достигнуто более равномерное распределение продуктов труда между населением. В общих чертах учение социализма заключается в следующем: социализм находит несправедливым, что одни люди обладают богатством, другие же ничего не имеют и должны тяжелым трудом добывать себе средства к жизни. (Не подумайте, что пять пар быков — богатство!.. Это богатство трудовое и не о нем тут речь.) Социализм не допускает совершенно частного владения землей и капиталом, но предоставля ет каждому свободное владение и распоряжение жилищем, продук тами и т.п. Социализм считает, что только благодаря частной собст венности являются люди, обладающие большими капиталами. Поэто му, чтобы устранить это явление, социализм и требует отмены част ной собственности. Вообще социализм стремится к добру, совершен ству, прогрессу, равенству; он ищет преобладания правосудия, разу ма, свободы.
Принимая слово социализм в значении улучшения современного общества, называют социалистами всех, кто думает о счастье чело вечества.
Граждане казаки!.. Мы все — социалисты, но лишь не понимаем этого, не хочем*, по упорству, понять; разве Христос, учение которого мы исповедуем, не думал о счастье человечества? Не за это ли счастье он умер на Кресте?..
Итак, мы думаем, что слова социализм и социалист вам теперь понятны! Социалисты, как и верующие во Христа, разделяются на много
толков или партий.
Есть — трудовая народносоциалистическая партия.
Есть — партия социалистовреволюционеров, делящаяся в свою
очередь на правых и левых. Есть— партия социалдемократическая, делящаяся на две основ ных ветви: меньшевиков и большевиков. Что же это такое, спросите вы? Одному Богу молятся, а поразде лились. Совершенно верно — молятся одному Богу, но веруют поразно му.
Помните одно: конечною целью всех этих партий является переустройство общества на таких началах, каких требует соци ализм.
Вот к этойто конечной цели партии идут различными дорогами. Например. Партия народных социалистов говорит, что и землю, и волю, и права народу окончательно мы дадим через 50 лет.
2*
35
Партия правых социалистовреволюционеров говорит: а мы все это дадим народу через 35 лет. Партия левых социалистовреволюционеров говорит: а мы дадим все это народу через 20 лет. Партия социалдемократовменьшевиков говорит: а мы дадим народу все это через 10 лет.
А партия социалдемократовболъшевиков говорит: убирайтесь все вы со своими посулами ко всем чертям. И земля, и воля, и права, и власть народу — ныне же, но не завтра и не через 10, 20, 35 и 50 лет!..
Все — трудовому народу, и все теперь же!..
Ой!! До чего мы незаметно для себя договорились?! До большеви ков*... И поползли мурашки по телу, от пяток до головы, но не у нас, а у помещиков и капиталистов и их защитников — генерала Каледина, Богаевского, Агеева и всего Войскового правительства.
Ведь большевики все у них отнимают и отдают народу, а им говорят — довольно праздно жить, веселиться, да по заграницам жир развозить, а пожалуйтека трудиться и в поте лица хлебец добывать.
Итак, еще раз: большевики требуют немедленной передачи земли, воли, прав и власти трудовому народу. Оки не признают постепенного проведения в жизнь своих требований, сообразно с условиями данного момента. Оки не признают также никакого единения с остальными партиями, особенно с буржуазными. Оки во всех своих действиях крайне прямолинейны и не признают даже самых незначительных изменений в своих программах.
4. Граждане казаки! Как же мы теперь должны посмотреть на
создавшееся положение на Дону.
Просто и с открытыми глазами.
Все генералы, лишившиеся власти; помещики, у которых социа лизм отбирает землю; капиталисты, у которых социализм отнимает капиталы; фабриканты, у которых социализм отнимает фабрики и заводы и передает рабочему классу; все буржуи, которых социализм лишает праздной и веселой жизни, — все они сбежались к генералу Каледину, его товарищу Богаевскому и к нашему Войсковому прави тельству.
Этот генералкадет, а может быть, и монархист, изменил интере сам трудового народа и стал на сторону капиталистов и помещиков и хочет нашими казацкими головушками спасти положение помещи чьебуржуазного класса. Вот где кроется причина гражданской войны!
Довольно обмана! Довольно насмешек над нами — казаками!
Почва под ногами генерала Каледина, его товарища Богаевского и всего Войскового правительства зашаталась. Им не удалось обмануть фронтовиков!
Уже в станицах УстьМедведицкой, Каменской и Урюпинской и ел. Михайловке образовались военнореволюционные комитеты, не признающие власти генерала Каледина и Войскового правительства и требующие их полной отставки.
Не за горами выборы новых делегатов на Большой Войсковой Круг. Граждане станичники! Не обманитесь на этот раз и пошлите строить жизнь на Дону истинных борцов за интересы трудового
36
народа, а не тех, что ездили в Новочеркасск слушать "верховного жреца" — "соловья" Богаевского, "полубога" — Каледина да хитре ца Агеева. За новую ошибку мы уже не расплатимся и того векселя, что подписал генерал Каледин кровью тысяч рабочих, с нас доволь но!..
Долой гражданскую войну с берегов Дона вместе с ее вдохновите лями — генералом Калединым, его товарищем Богаевским, златоус том Агеевым!!!
Полковой комитет16 32го Донского казачьего полка РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.2. Типографский экз.
* Так в тексте.
5
"...Федеративной Донской республике мир и тишину" (Обращение начальника штаба обороны УстьМедведицкого округа к воинским частям и населению округа)
сл. Михайловка 1 февраля 1918 г.
Призыв к воинским частям УстьМедведицкого округа и всем жителям
32й Донской казачий полк на общем своем собрании 18 января 1918 г. между прочим постановил: "Полку не разъезжаться и требо вать переизбрание В.ойскового Круга и Войскового правительства путем совместного голосования с крестьянством Донской области, а также отстаивать интересы всего трудового народонаселения области".
Не дивом было для 32го полка такое* постановление!.. И раньше не один раз он с фронта подавал свой голос в защиту свободы и демократии.
Но тайные и явные калединцы не дремали: они как кроты подта чивали духовную и политическую спайку полковой семьи и почти что добились положительного успеха.
Успех этот грозил распылению полка. Но не беден полк сознатель ными гражданами казаками! Им, этим сознательным борцам за свободу и демократию, в свое время скажет спасибо русский трудовой народ.
Теперь не до этого!.. Теперь у всех должна быть одна мысль: скорее покончить с контрреволюцией, свившей гнездо на берегах Дона.
И снова 31 января сбирается полк. Снова вспоминает свою жизнь за все время революции и те задачи, которые он поставил себе, и снова сказал то, что сказал 18 января, но другим языком: "В полку остать ся только идейным борцам за народное дело, а всем остальным разъехаться по домам и не сеять смуты в полку. А чтобы ясно было
— какое число людей остается и какое число потребуется идейных
37
добровольцев, чтобы довести полк до штата, — теперь же подать списки секретарю собрания — т. Орлову".
Опираясь на большинство полка, призываю всех граждан округа воздержаться от пропаганды контрреволюционных мыслей, ибо это сопряжено с немедленным арестом и передачею в распоряжение военнореволюционного трибунала г. Царицына.
Граждане!.. Пора понять, что все стосковались по порядку, спокой ствию и тишине.
И все это может и должно дать себе сажо же население, создав народную власть, воля которой должна быть законом для каждого, как были законом не так давно больные капризы Николая Романова и его правительства, приведших народ к нищете и разорению.
Наконец, революция — эта дорогая мать, родившая русскому народу свободу, даровавшая ему землю и гражданские права, — зовет нас сплотиться вокруг нее и не осквернять ее чистоты.
Долой провокаторов, сеющих смуту! Долой хулиганов, позорящих чистые идеалы революции!
Казаки и солдаты УстьМедведицкого округа! Скоро, может быть, окружная народная власть, которая несомненно родится 10 февраля, позовет вас к оружию, чтобы дружным натиском сломить упорство генералов Каледина, Алексеева, Корнилова, Эрдели и др., льющих нашу казацкую л солдатскую кровь у нас же, на Дону.
Окружная народная власть скажет вам: "Свалите Войсковое пра вительство Богаевского, Агеева, Епифанова и др.!" И хочется верить, что, свалив народных врагов, вы дадите феде ративной Донской республике17 мир и тишину.
Начальник штаба обороны УстьМедведицкого округа гражданин
Ф.КМиронов
Адъютант штаба хорунжий Федоров
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.З. Типографский экз.
* Так в документе.
6
"Как работает Донское войсковое правительство" (Листовка Ф.К.Миронова)*
сл. Михайловка 8/21 февраля 1918 г.
1. 2 февраля я был приглашен в ст. Етеревскую на станичный сбор для доклада на тему о событиях, происходящих на берегах родного Дона.
Майдан18 станичного правления всех слушателей вместить не мог, пришлось сделать доклад на открытом воздухе. Чтобы ясно обрисовать всю обстановку, приведшую к гражданской войне, необходимо уделить не один день, а два. Только тогда пред глазами слушателей обрисуется довольно ярко хитрая механика помещиков, капиталистов, генералов и проч[ей] буржуазии, задумавших руками донских казаков задушить революцию и снова наложить цепи рабства на трудовой народ.
38ч
За неимением времени приходилось останавливаться на главных фактах контрреволюционных попыток, оставляя не освещенными факты второстепенные, а онито и есть те штрихи, что дополняют общий фон ужасной картины кисти Каледина, его товарища Богаев ского, Алексеева, Эрдели, Корнилова, Агеева и всего Войскового правительства.
— А вот, господин, не прочтете ли вот этот листок?!
— Просим, просим!!! — закричали несколько единомышленников
лукавого подвоха. Пришлось остановиться и на листке.
2. Листок носит 861 и содержит "казачьи ответы" на 24 вопроса.
Заинтересовавшись этим листком, я спросил разрешения оставить его у себя как памятник черносотенной литературы в дни великой Русской Революции, на что подавший указал, что он [листок], не его, а вон того казака.
На трибуну поднялся молодой казак в синем чекмене19, довольно откормленный. "Господа!.. Вот Вам делегат, — указывая на меня, — много расска зывал, а теперь послушайте и меня".
Упомянув о большевике Эрмане, якобы похитившем у рабочих 34 000 руб. и перебравшемся теперь в Царицын, оратор заявил: уво лен я по окончании службы в Таганрогской местной команде на льготу: выехал из Новочеркасска... заснул в поезде — и очутился за Таганрогом; проснулся, — а Таганрог уже заняли большевики. Тут узнал, что у большевиков какоето собрание, решил пробраться, надел жандармскую форму...
"Кондукторскую", — шепчет сзади войсковой старшина Болдырев.
"Да, бишь, кондукторскую... жандармов теперь нет. Вот поднима ется на трибуну делегат ихний и говорит: "Ну, теперь мы тут одни! Скажу вам, что я привез из Петрограда. Я привез 14 млн руб., чтобы на эти деньги стереть с лица земли донских казаков".
"Человек передает, что слыхал и видел", — суфлирует окружаю щим все тот же неугомонный Болдырев, видимо, находящийся в полном духовном единомыслии с докладчиком.
Всего бреда этого казака я передавать не стану, трудно уловить мысль, когда человек говорит ложь, когда передает он не свою, а внушенную мысль.
3. Имея дело с явным провокаторством, я попросил у докладчика мандат. Вот его копия: "Войсковое правительство Войска Донского. Просветительный отдел, 26 января 1918 г. 137. Город Новочер касск.
Удостоверение. Предъявитель сего урядник Етеревской станицы Попов Яков Егорович, уволенный на льготу по выслуге срока службы в Таганрогской местной команде, что свидетельствуется подписью и приложением печати. Комиссар Войскового правительства В.Ковалев, делопроизводитель Н.Попов". Печать.
Делопроизводитель — наш старый знакомец, бывший помощник окружного атамана УстьМедведицкого округа войсковой старшина Н.О.Попов.
Не правда ли, граждане казаки, как хорош у нас на Дону просве тительный отдсл.
39
Не так давно, всего с ноября месяца 1917 г., занялось наше милое Войсковое правительство просвещением донских казаков под руко водством двух директоров гимназии — Богаевского и Агеева, но как неудачно и как преступно! Думается, что это не просветительный отдел, а затемнительный! Отдел провокаторский, субсидируемый средствами буржуазии.
4. Искренне жаль урядника Попова, ставшего на этот страшный, преступный путь. Урядник Попов бессознательно, а может быть, из корыстных видов, что не простится ему никогда, углубляет про пасть между трудовым русским народом. И эта пропасть теперь заваливается трупами тружеников: казаков, солдат, рабочих! От дает ли себе отчет ур[ядник] Попов, отдавшись на службу преступно му Войсковому правительству, этому наймиту помещиков, капиталис тов, генералов, дворян и прочей своре трутней трудового народа?!
А что он отдался на службу этой теплой компании, его в этом уличил там же его же станичник Максим Железкин, казак той же Таганрогской команды. Эта команда в свое время отказалась вступить в борьбу с революционными войсками, так называемыми большевика ми, и 120 человек этой команды, как заявил Железкин, разошлись по домам, а Попов и другие 29 человек отправились в Новочеркасск к Войсковому правительству, которое и поспешило часть зачислить в затемнительный, то бишь просветительный, отдел, а часть — в ряды борцов за новое рабство русского народа.
5. Итак, граждане казаки! Факт провокаторства налицо! Но попро буйте сказать об этом Донскому войсковому правительству!
Оно сейчас же закричит: "Враги Войска Донского и России стре мятся, не стесняясь, самыми гнусными приемами посеять рознь среди донского казачества..."
Впрочем, мы лучше поместим целиком один документ Войскового правительства: "Указ Большого Донского Войскового Круга Войску Донскому и всем донским казачьим войсковым частям. Враги каза чества и России стремятся, не стесняясь, самыми гнусными приемами посеять рознь среди донских казаков и подорвать доверие войска и войсковых частей к избранным Кругом Войсковому атаману и Войско вому правительству.
Враги казачества и России говорят, что Войсковой атаман и Войсковое правительство не пользуются доверием Круга, а действуют вопреки его воле.
(Добавляем от себя: авторы указа ошиблись — Атаман и Войско вое правительство не пользуются доверием не Круга, это их союз ник, а доверием большинства донского населения и фронтовых казаков.)
Войсковой Круг повелевает Войску Донскому и всем донским казачьим войсковым частям:
Не верить подлым наветам врагов Дона и России, так как Войсковой Круг вполне одобряет политику Войскового атамана и Войскового правительства и находит, что эта политика направлена всецело на пользу Дона и России. (Хороша политика, за которую потом приходится кончать самоубийством?!)
Все Войско Донское и все донские казачьи войсковые части должны безусловно исполнять приказания Войскового атамана и Вой
40
скового правительства. 9 декабря 1917 г., г. Новочеркасск. Подписали: Председатель Круга Павел Агеев. Товарищи Председателя: Б.Уланов, А.Бондарев, С.Елатонцев, А.Попов, И.Зенков, М.В.Моисеев".
Вот тут и разберись наш простак, грамотейстепняк, во всей политике! Вот и пойми: кто стесняется и кто не стесняется гнусными приемами посеять рознь среди нас — донских казаков!
6. И как бы Донское Войсковое правительство и все ему сочувствую щие в своем злопыхательстве не валили вину на большевиков, как бы оно не кричало устами обманываемых им урядников поповых — факт остается фактом: трудовой русский народ в лице большевиков гнус ными приемами не занимается, а занимается тот, кто теряет богатст во, положение, почет, праздную жизнь! Трудовому народу не до этих забав!!
Закончим свою заметку следующим голосом трудового народа, нашедшем отклик на страницах газеты "Правда" 13 за 1918 г.20
На Дону заварилася каша.
Крепнет рать всенародная наша.
От казаков пришла к нам подмога —
В черносотенном стане тревога.
Вам, казаки, товарищи братья, Открываем мы наши объятья. С вами вместе мы твердо и смело Постоим за народное дело.
Став единою семьею трудовою, Не боимся мы вражьего вою: Нам, работникам фабрик и пашен, Никакой теперь дьявол не страшен..."
Граждане казаки!! Бросимся же с открытой душою в объятья трудового русского народа, а не в объятья помещиков, капиталистов, генералов и прочих тунеядцев.
Командир 32го Донского казачьего полка гражданин Ф.Миронов
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л.5. Типографский экз.
* Заметка напечатана отдельной листовкой в две полосы; сохраненыособенности типографского и авторского текста; выделенные в
тексте слова даны курсивом.
7
"...Работал всегда — только за совесть"
(Заявление Ф.К.Миронова в УстьМедведицкий
исполнительный комитет о выходе из состава комитета)
9 марта 1918 г. Члена того же комитета гражданина Филиппа Козьмича Миронова
К идее большевизма я подошел осторожными шагами и на протя жении долгих лет, но подошел верно и отдам свои убеждения только с головою. Что это так, я прошу обратить внимание, как на доказа
41
тельство, на два места в моем письме к бывшему члену Войскового правительства Агееву от 15 декабря 1917 г.*
Я ссылаюсь, не скрывая ничего, что в 54 УстьМедведицкой газеты (от 8 сентября) мой взгляд на большевиков был иной, а именно:"...в атаку на народные завоевания, на завоевания революции, они (т.е. кадеты) пойдут теперь через большевизм, снова поднимающий свою страшную для целости России голову..."
Но когда 25 октября большевики захватили власть, что, откровен но скажу, я встретил не сочувственно, — я начал усиленно изучать программу с.д. партии вообще, ибо видел, что так или иначе борьба, в которой я участвую с 1906 г., потребует и моих сил. Чтобы отдать эти силы тому, за кого я их тратил около 12 лет, необходимо занять такую позицию, чтобы народное дело закончилось полною победою и без большого числа жертв.
И вот путем долгой работы над собою я к 15 декабря смотрел уже на большевиков так: "...ими (т.е. большевиками) можно запугиватьтолько маленьких детей, да строить на них затаенные замыслы, что родятся в головах генералов, помещиков, капиталистов, дворян и попов". (Это в том же письме к Агееву. Я его при сем прилагаю.)
Это был отчаянный период борьбы и в полку. И 28 декабря я принял полк, который получил уже от начальника дивизии боевой приказ: "...занять г. Александровск, выбив оттуда большевиков, захва тив у них оружие и все припасы..." Мы не знали, но догадывались там, в далеком г. Аккермане, что Украинская Рада, или, скорее, генераль ный ее секретариат работает заодно с нашим В[ойсковым] пр[авитель ством], так как газетные сведения поступали скудно. Приказ раскрылглаза. 2я сотня, которою командовал мой т. Антонов, была всецело на моей стороне, а с нею издалека подавала свой голос и 1я. 3 января походным порядком мы выступили на Одессу для погрузки, объявив открыто, что в бой с большевиками вступать не будем, а вступим в братство. Газеты потом оповещали, что некоторые казачьи части боль шевиками встречались в г. Александровске с музыкой. Это был единст венный казачий полк, который так был встречен, и именно полк 32й, которым я в то время имел честь командовать. Это было тогда, когда еще на Дону не было в[оенно]р[еволюционного] комитета, когда мыне знали, что творится вообще, а в частности — кто сильнее на Дону. Мы знали только, что идем на Дон и знали, что будем делать.
Я написал много, но единственно затем, чтобы сказать, что если я стал на определенную позицию, то назад уже не оглядываюсь.
Кстати, случайно попавшее мое письмо к Агееву в г. Никополь Екатеринославской губернии было отпечатано тамошним в[оенно] р[еволюционным] комитетом в 500 экз. и распространено между про ходившими эшелонами донских, оренбургских и др[угих] казаков.
Всю жизнь я жил, и работал, и служил не за страх, а за совесть. Другого закона и убеждений — не признаю.
Так я дошел вновь до родной станицы и вступил в общественную политическую деятельность. Не знаю что, но огромное большинство населения округа и станицы приписывает мне первенствующую роль в деятельности исполнительного комитета и все действия его припи сывает мне. Не скрою, мы — молодые работники в строительстве жизни, и можем ошибаться. Лично мне приписали аресты прокурора,
42
председателя и др[угих] членов суда. Против последних мер репрес сии я восстал всею душою, ибо такая мера, да еще скоропалительная, примененная к сомнительному преступлению, идеи большевизма ук репить не может, а я только служу идее, а не людям. Царское правительство погибло потому, что творило безобразия, и этих безоб разий и всякое правительство не должно допускать.
Меня не поняли мои товарищи, и некоторые из них заявили, что я беру на себя слишком много.
Заявляю — брал столько всегда, сколько плечи мои могли выдержать.
С таким заявлением я считаюсь по таким соображениям, что оно говорит за недоверие ко мне и за невозможность продуктивной работы, а коллегиальная работа основана на принципе — за действия одного члена ответственны все. Кооптированный член следственной комиссии единолично распорядился об аресте членов суда. Приписали это потом моему влиянию, изза этого и загорелся сырбор, когда я запротестовал против образа действий кооптированных членов. Вместо того чтобы поддержать меня, т. Рожнов** стал на сторону безобразия.
Я заявляю, что вчера мне предъявлено (кем — я пока умолчу) три запроса:
Участвую ли я в раздаче реквизированного*** спирта со склада?
Участвую ли я в получении сукна из в[оенно]р[емесленной] школы?
Участвую ли я в распитии реквизированного пива на заводе Симонова?
По всем этим вопросам ходят толки по станице, не лестные для Советской власти, носителями которой мы являемся. Говорят даже, гдето были уже собрания и митинги по этому поводу.
Чутко я отношусь ко всему этому потому, что имя мое впереди. Я этого не желаю, ибо приемов таких, если они имели место, не одобряю.
М[ожет] б[ыть], и тут я беру на себя много? Так я скажу, что кому дано много — с него и взыщется много.
Взысканий не боюсь, но за что?! Что я не голословен — сошлюсь на вчерашний разговор по прямому проводу с Михайловкою. Меня спросили — почему я распорядился о готовности казаков переписей 1912—1918 гг. к мобилизации?
На мой вопрос — что за причина этого запроса — ответили: казаки волнуются...
Но когда я объяснил, что я действовал по телеграмме командую щего войсками Смирнова, то мне уже ответили более искренно, а именно: "Необходимо было проверить через Вас, ибо от Вашего имени и за Вашей подписью распространяются ложные объявления. Их было уже несколько".
Вот почему я повторяю, чуток и к своим шагам, и к шагам других, а особенно — кооптированных членов.
Я невольно, стоя на защите чистоты идеи социализма, создал сгущенную атмосферу, а потому предлагаю и прошу Исполнительный Комитет на общем собрании решить:
Могу ли я оставаться с моими убеждениями в Совете?
И если я могу, то что должно быть принято, чтобы такого положения не создавалось в будущем?
Настаиваю на удалении некоторых кооптированных членов, которые позволили взять на себя больше, чем я. Если это условие неприемлемо, то прошу моего освобождения, заранее торжественно обещая работать на пользу трудового народа, как и работал всегда — только за совесть.
43
Гражданин Ф.Миронов РГВА. Ф.24406. Оп.З. Д.1. Л.75—78. Автограф Ф.Миронова.
* См. док. 1. ** Видимо, речь идет о С.Рожкове, члене Михайловского ревкома,
убитого весной 1918 г. в результате покушения.* В документе — ректифированного.
8
Переговоры по прямому проводу между Мироновым из УстьМедведицка и председателем УстьХоперского Совета Никуличевым
26 апреля 1918 г.
...Вызванный к аппарату Никуличев говорит...
— Председатель Никуличев.
— Я, военный комиссар Миронов. Я приехать не мог, ибо получил Вашу записку вчера в 2 часа дня. Нет ли чего интересного и неприят ного у Вас в станице или хуторах?
Никуличев. Все спокойно, интересного, неприятного пока нет.
Миронов. Что делает в Вашей станице полковник Голубинцев?
Никуличев. На съезде советов, его съезд просил организовать самозащиту от хулиганов, идущих под флагом Красной армии.
Миронов. С какой стороны и откуда они ждут этих хулига нов? Никуличев. С верховьев Дона. Миронов. За что арестованы четыре человека? Никуличев. По случаю недоверия населения. Миронов. Кто именно арестован? Никуличев. Я сейчас сведения не могу дать. Когда узнаю фамилии,
тогда сообщу.
Миронов. Чем заслужили эти люди недоверие у населения?
Никуличев. Арестованы они для спасения их жизни.
Миронов. Сейчас у нас есть беглецы из проходивших через Вашу
станицу и говорят другое — то, что у Вас есть сейчас. Большинство членов Окружного Совета у аппарата, предлагаем арестованных вы слать сюда и вместе с ними выслать делегацию от станицы и от сформированного Голубинцевым отряда для переговоров к 9 час. вечера сегодня. Если это не будет исполнено, все последствия ложатся на товарища Никуличева и его соучастников.
Никуличев. Арестованы они народом и без разрешения съезда выслать их не могу.
44
Миронов. Без разговоров выслать арестованных и делегацию. За спину народа не прятаться...
Никуличев. Я за спину народа не прячусь, а исполняю его волю.
Миронов. Мы члены Окружного Совета, по воле того же народа, просим исполнить нашу просьбу, чтобы не пролили кровь того же народа.
Никуличев. Мы крови проливать не думаем.
Миронов. Категорически предлагаю исполнить, что сказано, в противном случае силою оружия заставлю исполнить. Просим не прикрываться флагом красноармейцев, пронося свой партизан ский.
Никуличев. Посягательств на Советскую власть нет и партизан никаких нет. Я состою председателем и все члены на местах.
Миронов. Так требования исполнить к 9 часам. С появлением карательного отряда в УстьХоперской, оружие сдать без выстрела. Если это будет сделано, то Совет поверит Вам. Помните, что вся ответственность ложится на Вас. До свидания.
Голубинцев А.В. Русская Вандея. Очерки гражданской войны на Дону. 1917—1920 гг. Мюнхен, 1959 / Репринт. Орел, 1995. С. 34—36.
9
Воззвание полковника А.В.Голубинцева к хоперским казакам
Конец апреля 1918 г.
Отцы и братья казаки! Пришел час решить судьбу Тихого Дона! Ваше счастье в ваших руках. Казачья доблесть требует от вас только одного призыва, одного клича: К оружию! Не дожидайтесь особых приглашений. Поднимайтесь все, как один человек, в единой воле, в едином желании победить или умереть! Ибо теперь наша жизнь — наша победа! Наши Мироновы — наша смерть! Пусть погибнет один предатель с кучкой своих подлых привер женцев, дав право на жизнь и на лучшее будущее сотням тысяч лучших людей! Казаки, помните о Миронове! Помните о человеке за чечевичную похлебку продавшим Дон и наводнившим его разнузданными бандами красногвардейцев. Казаки, помните Чистяковку, помните оружие, посылаемое для подкрепления ее в тыл вам! Не забывайте "Иуд Искариотских", предавших вас на разграбле ние. Оплевавших и опоганивших Тихий Дон. С первых же дней революции положивших на вас пятно изменников. Связавших вас по рукам и по ногам. Обезоруживших ваших сыновей и братьев для более легкой расправы с вами.
45
Казаки, помните о мироновцах!
Воскресите былую доблесть Донцов!Начальник гарнизона ст. УстьХоперскойВойсковой старшина ГолубинцевНачальник штаба подпоручик Иванов
Голубинцев А.В. Указ. соч. С. 28—29.
10
Приказ Главнокомандующего войсками Донской республики В.С.Ковалева о назначении Ф.К.Миронова командующим войсками УстьМедведицкого округа
24 25 мая 1918 г. Себряково
Командующим войсками УстьМедведицкого округа вместо т. Фе дорова назначается т. Миронов Ф.К. Первому о сдаче и второму о принятии должности донести мне21.
Главнокомандующий войсками Донской советской республики В.Ковалев Начальник штаба [подпись неразборчива]
РГВА. Ф.1304. Оп.1. Д.489. Л.40. Подлинник с печатью войска
Донской республики.
11 Постановление 25 Совета Вольных хуторов и станиц УстьМедведицкого округа22 с объявлением, мобилизации в хуторах, "находящихся в районе освободительных войск"
ст. УстъМедведицкая 26 мая 1918 г.
В то время, когда казачество борется с красногвардейцами и когда конец победы его является только вопросом времени, лица миронов ской шайки делают все усилия, чтобы заставить хутора держать нейтралитет. Подобный нейтралитет только затягивает борьбу и тем самым вынуждает восставшие станицы вести борьбу и тогда, когда подойдут полевые работы.
Исходя из вышеупомянутых соображений, Совет Вольных хуто ров и станиц постановил:
Все хутора, находящиеся в районе освободительных войск должны быть мобилизованы, согласно распоряжению Совета сего года не позже 1 июня. Хутора, которые не исполнят это распоряжение к указанному сроку, должны быть объявлены согласно постановлению
46
Круга Спасения Дона, врагами казачества и обезоружены, а главари
немедленно же арестованы.
Совет Вольных хуторов и станиц УстьМедведицкого округа23 РГВА. Ф.1304. Оп.1. Д.480. Л.29. Типографский экз.
12
Телефонограмма
Чрезвычайной военной комиссии в
Чрезвычайный штаб обороны сл. Михайловки о
предстоящем митинге в ст. Раздорской и участии
в нем Ф.К.Миронова
2 26 мая 1918 г.
Чрезвычайном штаб, т. Миронову
В четыре часа дня в ст. Раздорской состоится общее собрание для решения вопросов по борьбе с контрреволюцией, о событии в Усть Медведицком округе. На собрании будут представители: от Сергиев ской, Етеревской и других станиц.
Просим т. Миронова прибыть ко времени собрания в Раздорскую станицу, имея с собою всевозможные сведения и материалы о событии в округе по политическим положениям.
Председатель Чрезвычайной военной комиссии Медведев
Товарищ председателя Т.Руднеков
Секретарь Шибитов
РГВА. Ф.1304. Оп.1. Д.483. Л.27. Машинописная копия.
13
"Грозный час!!!"*(Телеграмма Ф.К.Миронова казакам 32гоДонского казачьего полка)
ст. Арчадинская 27 мая 1918 г.
Страшную кровавую страницу истории начал писать наш Дон. Граждане казаки! Зову всех вас, как одного человека, собраться на хут. Большом Етеревской станицы 31 мая к 10 час. утра по новому стилю. Кто не явится, тот объявляется преступником, гробокопателем своему родному краю, своим детям, самим себе. Довольно умственного и душевного сна! Пора услыхать вам живое слово, пора призадумать ся. "Собирайтесь, казаки, во единый круг думу думать!" — как кричали наши свободолюбивые предки, когда цепи рабства охватыва ли их горла. Спешите, пока не поздно, пока не все еще потеряно! Наболевшим сердцем зову вас. Зову всех казаков фронтовиков и других полков и смело кричу: "Судьба Дона в ваших руках!!"...
47
Зову врагов трудового народа, врагов родного казачества на пуб личный диспут!
"Собирайтесь же, казаки, во единый круг думу думати!"
Бывший командир 32го Донского казачьего полка — гражданин ст. УстьМедведицкой Ф.К.Миронов
Настоящую телеграмму УстьМедведицкий окружной исполни тельный комитет утверждает 27 мая 1918 г., сл. Михайловка.
Председатель исполнительного комитета И.Кувшинов, члены — М.Шейкин, Степанятов, Рузанов, Прохватилов, Блинов, Федоров
РГВА. Ф.192. Оп.6. Д.1. Л. 10. Типографский экз.
* Собственный заголовок документа.
14"Открытое письмо к фронтовикам казакам исолдатам Дона..."*(Обращение Ф.К.Миронова)
[Конец мая] 1918 г.**
"Начальник штаба немецкобуржуазного авангарда" — герман ский офицер из подъесаулов УстьХоперской станицы Сучилин 30 апреля 1919 г. в 6 час. вечера на хуторе Большом этой же станицы выпустил сводку военных операций, каждое слово которой истинно свободолюбивого сына Дона режет по сердцу. Читайте!..
"Чернышевцы сообщают, что Каменская занята немцами. Немцы передают власть казакам. Избран окружной атаман — полковник Крас нянский. В Каменской полный порядок. Луганск—Берлин — прямое железнодорожное сообщение. Немцы разоружают крестьянское населе ние, сопротивляющихся секут. Чернышевцам все эти сведения дали милютинцы, от которых был послан казак в Каменскую для связи".
Так говорит сводка немецкого союзника подъесаула Сучилина!
А еще ужаснее говорит нижеследующий приказ.
"Приказ 5 поселкам Лукичевскому и Петровскому 29 апреля 1918 г. Я, командующий соединенными войсками казацконемецкими, приказываю немедленно собрать все имеющееся в вашем поселении оружие и патроны, сложить все на подводы и направить на хут. Тер новой Милютинской станицы. На встречу подвод выйдет конвой, который примет оружие и доставит на место назначения. За неиспол нение приказания и за скрытие оружия, если таковое обнаружится при обыске, виновные будут со всею строгостью законов караться.
Командующий казацконемецкими отрядами оберлейтенант фон Бушер".
Сопоставьте сводку и приказ, сопоставьте числа, каждое слово — и ясно станет, что кадетские банды под руководством предателей офицеров подняли восстание в УстьМедведицком округе по указке немцев, находясь с ними в тесной связи. Милютинская станица ведь
48
рядом с Чернышевской, и для связи жалкие чернышевцы в Камен скую не ездили, а ездили в хут. Терновой Милютинской станицы к оберлейтенанту фонБушеру, а уже по его приказанию поехали в Каменскую за точными инструкциями к генералу Кладиусу, началь нику 91й пехотной немецкой дивизии.
Не думаю, что после этого вы, казаки и солдаты, будете в чемлибо сомневаться, особенно вы — казаки!!
Этот казацконемецкий союз заключил генерал Петр Кроемое, бывший командир 10го полка, а потом начальник 2й казачьей сводной дивизии. В приказе 1 он говорит:
"Вчерашние внешние враги, австрогерманцы, вошли в пределы войска — родного Дона; союзники с нами против Красной гвардии и за восстановление на Дону полного порядка".
Дико и страшно становится от этого приказа!..
Казаки! Если кто из вас согласен с генералом Красновым, что австро германцы наши союзники — для завоеваний нас же самих, то он союзник немцев! Такому казаку не место на Дону среди милых станиц и хуторов!
Я лично отдам оружие генералу Краснову и его союзникам — немцам только с моей головой, добравшись сперва до его и немецких голов... если 32й полк поможет*.
Кто думает так — тот со мною и за мною, и за теми, кто не хочет быть рабом немцев, генералов, помещиков, капиталистов и дворян, кто стремится укрепить народную власть — власть Советов.
Что же лучше: власть народа, власть Советов, власть, которую вы, казаки и солдаты, сами создали, сами исправляете, или власть гене ралов, капиталистов, помещиков и дворян?!
Не думаю, что вы захочете*** последней власти, хотя генерал Краснов обещает казакам и порядок... Не будет порядка, пока вы, труженики земли, не возьметесь за винтовки!
Не ругайте особенно Красную гвардию! Она свое дело сделала — не дала контрреволюции съесть революцию, а с нею не дала еще генералам власти, помещикам — земли и капиталистам — их капиталы.
Если теперь везде раздаются протесты против Красной гвардии, а враги народа, так те прямо зовут вас на войну с нею, то смените ее, товарищи фронтовики, и сами делайте народное дело, укрепляйте власть Советов, трудовую народную власть, но не давайте этого дела в руки генерала Краснова и его союзников — немцев.
Генерал Краснов ведь откровенен. В своем приказе он говорит: "Впредь до издания и обнародования новых законов Всевеликое войс ко Донское управляется на твердых основаниях законов Российской Империи. Декреты и законы, издававшиеся Временным правительст вом и Советом Народных Комиссаров, отменяются. Воинские власти постоянной армии руководствуются законами Российской империи, изданными до 25 февраля 1917 г., т.е. до революции".
В покоренных немцами округах Донской области теперь громко раздается: "Здравие желаем, Ваше превосходительство!.."
"Слушаю, Ваше превосходительство!.."
"Никак нет!.. Так точно, Ваше высокоблагородие!.."
"Кругом!.. Шагом марш!.."
Снова там повисла над казачьими головушками генеральская палка и немецкая муштра, а с нею — кабала...
49